Цензура
16 сентября 2019 г.
Госдума готовит еще один акт произвола
19 ФЕВРАЛЯ 2014, СЕРГЕЙ ПАРХОМЕНКО

Депутаты Госдумы намерены внести поправки в закон о СМИ, которые заставят блогеров регистрироваться в качестве средства массовой информации. Правила распространятся на тех, чья аудитория свыше 10 тысяч пользователей. В случае если посещаемость превысит установленный «порог», блогер обязан будет получить журналистскую аккредитацию и продолжить публичную деятельность в рамках закона о СМИ — публиковать только проверенную информацию и нести ответственность за материалы, размещённые в блоге. Первый заместитель председателя комитета Госдумы по информационным технологиям Вадим Деньгин, подтвердивший, что подобные разработки ведутся, считает, что популярные блогеры являются «личностями федерального масштаба», поэтому должны работать «в рамках правового поля».

Михаил Златковский

Поправки
ставят совершенно нереализуемые задачи, прежде всего потому, что у нас не существует никаких лицензий на занятие журналистской деятельностью. Если бы эта деятельность была лицензируема, если бы была возможность обеспечить ситуацию, когда человек, не имеющий соответствующей регистрации, не занимается этой деятельностью, тогда другое дело. Можно лицензировать, например, врачей-гинекологов. Потому что у них должно быть соответствующее помещение, оборудование и так далее, они должны вывешивать рекламу, что открыли гинекологический кабинет. Или можно лицензировать адвокатов, потому что они потом должны будут предъявлять свои полномочия суду, и без лицензии судья их не примет. А каким образом лицензировать говорящего или пишущего человека? На сегодняшний день написание текстов в Интернете технически не намного сложнее, чем простое произнесение слов на улице. Но нельзя же лицензировать людей на разговор на улице? Вышел, и разговариваешь. Точно так же это происходит и в Интернете. И что нужно выдавать блогерам-десятитысячникам? Разрешение? А если его нет, тогда что? Блогеру запретят писать в Интернете? До тех пор, пока он имеет доступ к Сети, и другие люди имеют к ней доступ, лицензировать эту деятельность невозможно.

Второе — что такое блогер-десятитысячник? Это блогер, текст которого пришло почитать столько людей? Какой текст — какой-то отдельный, который ему случилось написать, или его ежедневно читает столько народу? Или в среднем в год? Или как-то ещё? Не говоря уже о том, что десять тысяч кого? Уникальных посетителей, простых посетителей, десять тысяч кликов, френдов, подписчиков? Это совершеннейшие сапоги всмятку, текст, написанный людьми, которые не понимают, как это функционирует. Они просто никогда ни с чем подобным сами не сталкивались и совершенно не знают, как это устроено, и таким образом своё незнание демонстрируют.

Но, между тем, мы же все прекрасно понимаем, что сегодняшняя российская Государственная дума может принять любой текст и на основании этого любого текста к любому кругу лиц могут быть применены любые меры. Может, например, и такой. Закон будет нереализуем, он будет неприменим, он будет неопределяем с точки зрения круга людей, к которым имеет отношение, с точки зрения реальных нарушений, которые совершаются или не совершаются, и с точки зрения проверки и выявления этих нарушений. Что, однако, не помешает суду судить людей и подвергать их произвольным наказаниям на основании этого закона.

Речь идёт, таким образом, о подготовке к ещё одному акту произвола.

Если говорить о пользе от этого закона для самих блогеров, то мне не известно ни о каких «привилегиях», которыми располагают журналисты по сравнению с остальными людьми. Если происходит какое-то мероприятие, на которое открыта аккредитация, тогда, да, можно туда придти и предъявить удостоверение, сказать, что ты — корреспондент зарегистрированного СМИ и получить аккредитацию. На основании которой произойдёт что? Вас пустят на мероприятие? В таком случае речь идёт, скорее всего, о мероприятии, носящем государственный характер. Потому что живой человек, который что-либо организует — пресс-конференцию, презентацию своего товара, премьеру своего спектакля или выставку — совершенно необязательно аккредитует туда журналистов «со справками». Ему нужно приглашать туда как можно более широкий круг лиц, чтобы о событии узнало как можно больше разных людей. Так что такие аккредитации будут действовать только в государственных, «режимных» учреждениях или в случае каких-то специфических событий. Например, на месте пожара, которое оцеплено полицией, или на месте преступления. Войти за оцепление, наверное, может только аккредитованный журналист.

В любом случае, те преимущества, которые получает журналист, настолько ничтожны по сравнению со способами давлениями на него, которые сегодня имеются и множатся день ото дня, что бороться за них никто не будет. Сейчас скорее опасно иметь зарегистрированное СМИ, потому что оно более уязвимо. Можно высылать предупреждения, проверять его, устанавливать соотношения рекламной и нерекламной информации. В общем, над ним можно совершать множество разных операций. А если это просто блог, то вы ограничены только параграфами Конституции РФ, Уголовного кодекса, Гражданского кодекса и так далее. Вообще Конституции и действующих кодексов совершенно достаточно для того, чтобы регулировать любой вид деятельности, и уж точно такой вид деятельности, как публичные выступления. Человек не должен нарушать правила, установленные в Уголовном кодексе. Он не должен нарушать правила, установленные в Кодексе об административных правонарушениях. Там всё исчерпывающе описано, и этого вполне достаточно. Не требуется никаких специальных уздечек и упряжей.



Графика Михаила Златковского / Zlatkovsky.ru














  • Александр Кынев: Ужесточение законодательства – процесс перманентный, другое дело, что многие из законов неисполнимы и заведомо не будут исполняться теми, кому они адресованы.

  • "Коммерсант": В обязанности претендента на должность входили «охрана общественного порядка, обеспечение общественной безопасности», «силовое сопровождение сотрудников МВД»...

  • Борис Тот: Безработная провинция поставит любое количество парней, отслуживших в армии и вернувшихся в опустошенный некогда рабочий поселок

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Погромщики рунета встали на защиту карателей
28 АВГУСТА 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Многочисленные видео и фото, свидетельствующие о садистских избиениях силовиками участников протестов в Москве, в структурах российской власти и в кругах ее обслуги восприняты по-разному. Есть такие, кто, как Маргарита Симоньян, полагают, что настоящих патриотов России возмущает «мягкость власти по отношению к несистемной оппозиции». Есть те, у кого публичное ломание костей случайным прохожим вызывает эстетическое неприятие. Нет-нет, вопрос «бить или не бить» у этих гамлетов путинизма не возникает. Конечно, бить! Но не так грубо, нагло и открыто. Более человечнее, что ли… Хоть бы за угол отвели… Одним словом – фи.
Прямая речь
28 АВГУСТА 2019
Александр Кынев: Ужесточение законодательства – процесс перманентный, другое дело, что многие из законов неисполнимы и заведомо не будут исполняться теми, кому они адресованы.
В СМИ
28 АВГУСТА 2019
"Коммерсант": В обязанности претендента на должность входили «охрана общественного порядка, обеспечение общественной безопасности», «силовое сопровождение сотрудников МВД»...
В блогах
28 АВГУСТА 2019
Борис Тот: Безработная провинция поставит любое количество парней, отслуживших в армии и вернувшихся в опустошенный некогда рабочий поселок
Якутского журналиста судят за воздействие на подсознание
10 ИЮЛЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
В городской суд Якутска направлено дело по обвинению журналиста еженедельника «Якутск вечерний» Михаила Романова в злоупотреблении свободой информации (п. 1 ст. 13.15 КоАП РФ). Административное производство открыто участковым уполномоченным майором Рушаном Алимовым, который в одной из статей журналиста нашел фрагмент, «воздействующий на подсознание людей». В статье Михаила Романова, опубликованной в апреле, рассказывается о похищении и избиении сотрудниками ФСБ программиста Северо-Восточного федерального университета Антона Аммосова за комментарий в соцсетях...
Прямая речь
10 ИЮЛЯ 2019
Николай Сванидзе: Никогда заранее нельзя предсказать, что у нас станет эксцессом, а что превратится в норму. Поэтому в такой ситуации нельзя просто расслабиться и получать удовольствие. 
В СМИ
10 ИЮЛЯ 2019
Новая газета: «Якутск Вечерний» феноменален. Таких свободных газет в России уже почти нет.
В блогах
10 ИЮЛЯ 2019
Евгений Высокий: Впечатление, что читаешь антиутопические произведения Оруэлла или Хаксли, но нет, это всего лишь новости из России. 
Зачем ФСБ хочет съесть «Яндекс» и Tinder
5 ИЮНЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Любой нормальный человек вместе с Владимиром Высоцким испытывает отвращение к ситуации, «когда чужой мои читает письма, заглядывая мне через плечо». Требование ФСБ к «Яндексу» передать ключи для дешифровки данных пользователей «Яндекс.Почта» и «Яндекс.Диск» не имеют ни малейшего отношения к национальной безопасности и государственным интересам Российской Федерации. Кто-нибудь может себе представить шпиона, террориста или члена ОПГ, который станет переписываться со своими сообщниками через «Яндекс.Почту» после того, как станет известно, что этот сервис стал фактически подразделением ФСБ? Вот и я не могу. 
Прямая речь
5 ИЮНЯ 2019
Андрей Солдатов: Это число политическая история, и тут даже спекулировать на тему коррупционных схем я бы не стал.