Украина
16 июня 2019 г.
Россия остаётся в Крыму, но вряд ли пойдет дальше
Нажмите на картинку, для того, чтобы закрыть ее


Владимир Путин выступил с посланием Федеральному собранию, в конце которого попросил парламент рассмотреть Конституционный закон о принятии в состав России двух новых субъектов Федерации — Республики Крым и города Севастополь, — а также ратифицировать подписанный им договор о вхождении Республики Крым и города Севастополь в Российскую Федерацию.

Выступление президента демонстрирует, что Россия хочет укрепиться в Крыму, легализовав там своё присутствие. Большая часть послания президента посвящена обоснованию того, почему именно Крым для России так важен, по историческим и политическим причинам. Это выступление — такой сигнал мировому сообществу, потому что, судя по всему, российское общество пребывает в такой радости по поводу присоединения Крыма, что вообще не думает над иными вариантами. Россия остаётся в Крыму, но, скорее всего, не пойдёт за его пределы.

Связано это с тем, что в последние дни со стороны представителей других стран разговоры о возможности военного вмешательства из совершенно невозможных сценариев грозили превратиться во что-то обсуждаемое. Не гарантированное, конечно, но всё-таки обсуждаемое, а в отношении России такого не происходило во всей новейшей истории ни разу. Но за Крым Запад воевать не будет, хотя последуют, конечно, экономические санкции — как формальные, так и неформальные. И неизвестно, какие из них будут сильнее. Потому что, если формальные санкции коснутся достаточно узкого круга наших политиков и компаний, то неформальные санкции могут быть куда более серьёзными. Они могут пойти и по линии отказов от кредитования российских компаний, и по линии обрушения нефтяного рынка, и в направлении ускоренной диверсификации газовых потоков, потому что если раньше американский СПГ воспринимался как дополнение к российским поставкам, то сейчас ситуация может стать куда более серьёзной.

Вообще это послание является в некотором роде продолжением предыдущего послания Федеральному собранию, с которым президент выступил в прошлом году, хотя и в несколько другом ключе. Уже тогда появились сигналы, что Россия расходится с Западом. Но хотя к этому шло, всё происходило в более эволюционном, вялотекущем формате, процесс допускал какие-то шаги вправо и влево. То активно раскручивается антизападная кампания, то освобождают Михаила Ходорковского, то есть политика была двойственной, хотя и в рамках общего основного вектора, который был антизападным. Теперь же, хотя российский президент и говорит об отказе от мышления «холодной войны», реально происходит возвращение к этой модели. Это уже другая эпоха, где Россия не будет членом G8, где она будет вынуждена столкнуться с довольно большими проблемами, масштаб которых мы пока что не может себе представить. При этом будет несколько ниже идеологический фактор, речь не будет идти о противоборстве двух непримиримых мировоззрений, хотя до определённой степени идеологический разрыв уже возник ещё до украинского столкновения. Россия будет позиционировать себя, конечно, не как социалистическая страна, а как страна консервативная, религиозная, хранящая традиционные ценности, и так далее.

Другой важный фактор — СССР мог опираться на довольно широкую и разнообразную коалицию, в которую входили страны от членов Варшавского договора до Анголы и Мозамбика, но сейчас это будет иначе. С одной стороны, консолидация самого Запада выросла, возможно, благодаря Европейскому союзу, в украинском конфликте Запад смог договориться гораздо быстрее чем, например, в 1980 году по поводу Афганистана. В то же время есть разные страны, в первую очередь Китай, который внимательно следит за ситуацией и здесь выступает в роли третьей силы. Скорее всего, зависимость России от Китая, в том числе в энергосфере, резко вырастет. При этом китайцы — переговорщики для России гораздо более проблемные, чем Запад, что Москва уже почувствовала по контракту о поставках нефти.

В том, что касается Украины, послание было выдержано в примирительных интонациях в отношении украинского народа. Хотя в адрес нынешнего руководства страны были сказаны очень резкие слова, по поводу рядовых граждан ничего подобного сказано не было. Но то, что произошло, станет сильным ударом по нашим взаимоотношениям, как на государственном уровне, так и на человеческом. И компенсировать это будет очень сложно.

Что касается выгод от присоединения Крыма, то некоторые очевидные преимущества есть, в первую очередь — в связи с черноморским флотом, который теперь будет находиться на российской территории. Кроме этого, общественная поддержка властей колоссальна. Но при этом все выгоды уравновешиваются проблемами — например, то, что Севастополь теперь российская территория, никто не признает, кроме, может быть, какого-нибудь Асада в Сирии и, возможно, ещё кого-нибудь, но это точно будет крайне немногочисленный список. И самое главное — общественная поддержка вызывает ощущение, что россияне в данный момент надеются на чудо. Что вот мы присоединили Крым, это произошло без войны, и ощущение такое, что теперь не будет никаких фатальных последствий. И в том числе, поэтому поддержка и эйфория так велика. Но дальше начинаются проблемы. Например, вопрос, готово ли российское общество к мобилизационной экономике. Судя по тому, что мы знаем по опросам, это не так, люди привыкли жить в совсем других реалиях. На другой вопрос, готовы ли россияне к самоограничению, ответ также скорее отрицательный. Так что хотя все последствия того, что произошло, пока просчитать трудно, это экстраординарная ситуация, и, скорее всего, проблем будет очень много.




Фотография ЕЖ












  • Владимир Фесенко: Никаких политических последствий у этого не будет, в президентскую команду Саакашвили не возьмут... Гела Васадзе: В ближайшие месяцы в Украине будет очень интересно.

  • "Эхо Москвы": Зеленский может еще и сам не понял, что сделал. Он выпустил – точнее, впустил обратно мощного джинна.

  • Рыклин Александр: Знаете, если вдруг Зеленский назначит его премьером... это будет для нас радостное событие хотя бы потому, что вся кремлевская шушера изойдет на говно...  А Норкина опять упекут в психушку...

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Возвращение символа
30 МАЯ 2019 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Если российскому телеведущему отрубить голову, то он еще три часа будет говорить об Украине. Эта грубоватая шутка из интернета доказала свою справедливость в день прибытия в Киев Михаила Саакашвили. Фамилия бывшего грузинского президента не звучала только из утюга. Российские мастера телепропаганды, опасающиеся разносить в пух и прах только что избранного президента Владимира Зеленского, радостно обвинили его в русофобии, авторитаризме и выполнении заданий «вашингтонского обкома», напомнили о войне 2008 года и конечно же о жевании галстука. Справедливости ради заметим, что триумфальное возвращение Саакашвили вызвало откровенное раздражение не только в Москве, но и в Тбилиси.
Прямая речь
30 МАЯ 2019
Владимир Фесенко: Никаких политических последствий у этого не будет, в президентскую команду Саакашвили не возьмут... Гела Васадзе: В ближайшие месяцы в Украине будет очень интересно.
В СМИ
30 МАЯ 2019
"Эхо Москвы": Зеленский может еще и сам не понял, что сделал. Он выпустил – точнее, впустил обратно мощного джинна.
В блогах
30 МАЯ 2019
Рыклин Александр: Знаете, если вдруг Зеленский назначит его премьером... это будет для нас радостное событие хотя бы потому, что вся кремлевская шушера изойдет на говно...  А Норкина опять упекут в психушку...
Начало славных дел или слов Владимира?
23 МАЯ 2019 // ВАДИМ ЗАЙДМАН
Итак, инаугурация Владимира Зеленского стала его первым шоу на посту президента Украины. Премьера прошла с успехом. Публика беснуется: та ее часть, которая болеет за Украину и верит в Зеленского — от восторга, недоброжелатели, пропагандоны разных мастей и наверняка сам Путин Владимир Владимирович — от бессильной злобы. Можно не сомневаться, что эта злоба президента России еще конвертируется в какую-нибудь гадость. Публика со смаком обсуждает подробности шоу: пешком шел на инаугурацию, общался с народом — простой, как Голобородько, чиновникам порекомендовал не вешать в кабинетах его портреты… «Никогда такого не было!», «Это невероятно!», «Вот это да!» — такова примерно реакция не веривших поначалу своим глазам и ушам зрителей, от восторга на какое-то мгновение прекративших даже поглощать попкорн.
Путин vs Зеленский как Кащей Бессмертный vs Иван-Царевич
21 МАЯ 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
«Невозможно поверить своим глазам!». По-моему, этот возглас лучше всего описывает те чувства, которые, надеюсь, не один я испытывал, наблюдая за процедурой инаугурации нового законно избранного президента Украины: от умопомрачительного прохода вдоль толпы демонстрантов, когда Зеленский то пожимает руки, то делает селфи с какой-то девочкой, то подпрыгивает, чтобы поцеловать соратника ростом много выше его самого. Но и ушам своим невозможно было поверить в тот день! Чего стоит одна только эта реплика из его инаугурационной речи: «Я очень хочу, чтобы в ваших кабинетах не было моих изображений. Потому что президент — не икона, не идол, президент — это не портрет. Повесьте туда фотографии своих детей и перед каждым решением смотрите в глаза им».
Прямая речь
21 МАЯ 2019
Георгий Чижов: Роспуск правительства и Рады напоминает попытку сразу взять всю полноту власти, и это пугает.
В СМИ
21 МАЯ 2019
РИА Новости: Вступивший в должность президента Украины Владимир Зеленский заявил о досрочном роспуске Верховной рады.
В блогах
21 МАЯ 2019
Александр Кучер: Жду суть: я хочу развернуть «обертку» и попробовать шоколад на вкус. Я хочу первых высказываний по делу; хочу качественных назначений; хочу убедится, что начатые реформы не будут заброшены...
«Слуги народа» рвутся на службу
20 МАЯ 2019 // ВАДИМ ЗАЙДМАН
Кажется, мои предположения, высказанные сразу после победы Владимира Зеленского во втором туре, о том, что он будет выстраивать свое президентство как большое всеукраинское шоу, начинают сбываться. А как иначе можно расценить намерение избранного президента распустить Верховную раду и назначить досрочные, точнее, очень срочные (от слова «срочно») парламентские выборы? Когда до выборов очередных, срочных (в смысле «в срок»), осталось всего-то пять месяцев? Даже если это намерение конституционное (а судя по всему, нет) — кому это надо?