Цензура
01 апреля 2020 г.
Решение Верховного суда по Росбалту важно, но не имеет значения
19 МАРТА 2014, ИГОРЬ ЯКОВЕНКО

Верховный суд России удовлетворил апелляционную жалобу информационного агентства "Росбалт", чье свидетельство о регистрации СМИ ранее Мосгорсуд признал недействительным по жалобе Роскомнадзора. Таким образом, ведомству было отказано в отзыве лицензии у "Росбалта".




Однако юридическое право и, в частности, всё, что касается закона о СМИ и 29-й статьи Конституции, с какого-то момента утратило в России всякий смысл — всё происходящее в последнее время регулируется совсем другими нормами. Например, «Дождь» практически ликвидировали не по закону, а по телефонному звонку заместителя руководители Министерства связи. «Ленту.Ру» по сути дела тоже ликвидировали, потому что такая смена главного редактора тождественна ликвидации, и тоже не по закону, а просто потому, что владельцу стало ясно, что дальше держать такое средство массовой информации в имеющемся контексте не стоит, несмотря на то, что оно приносит прибыль. Главный редактор «Эха Москвы» остался на своём месте не в результате оценки успешности или неуспешности его деятельности, как должно быть по закону. Наконец, три довольно серьёзных интернет-ресурса, "Грани.Ру", "Каспаров.Ру" и "Еж.Ру", были заблокированы для пользователей тоже не по какому-либо закону, а по решению прокуратуры, причём даже внятного, членораздельного объяснения, за что, собственно говоря, тысячи граждан России и не только были лишены данного контента, не появилось.

"Росбалт" также был закрыт как средство массовой информации абсолютно незаконно, это было сделано за гиперсылку, что недопустимо. Но парадоксальность ситуации с "Росбалтом" заключается в том, что отзыв регистрационного свидетельства не имел в данном случае никакого значения. Они продолжали свою работу, но не как СМИ, а как информационный ресурс, и точно так же можно было ввести в поисковую строку "Росбалт" и попасть на тот же самый сайт. Как и в других случаях, идиотизм российского законодательства и правоприменительной практики в какой-то степени компенсировался тем, что люди на все эти законы и практики плюют. Закрытие интернет-изданий "Грани.Ру", "Еж.Ру" и "Каспаров.Ру" тоже совершенно не помешало огромному числу пользователей в России и за рубежом продолжать знакомиться с содержанием этих ресурсов.

Соответственно, решение Верховного суда в этом случае просто не имеет никакого значения. Средство массовой информации было незаконно закрыто. Оно продолжало существовать, потому что для функционирования в Интернете совершенно не обязательно обладать регистрацией. А сейчас решением Верховного суда отзыв лицензии был отменён. При этом надо понимать, что если бы в течение такого длительного периода какое-то средство массовой информации действительно было бы закрыто, это для него означало бы смерть. Любой человек, который занимается СМИ, знает, что если не выходить на протяжении месяцев, то выходить, скорее всего, уже не придется. Невозможно держать газету или телеканал в «спящем» состоянии. В этом смысле решение Верховного суда выглядит как издевательство.

Но поскольку право в России перестало выступать регулятором, оно мало что значит, то и это решение, юридически очень важное и интересное, фактически ничтожно. Это всё не имеет никакого значения. Точно так же и Крым сейчас был присоединён в обход всех возможных договорённостей и правил. Поэтому решения суда, справедливые или нет, не имеют никакого значения. Отношения, в том числе в сфере журналистики, регулируются совсем другими принципами. Можно называть их «политическими», можно сказать, что это блатные понятия, и это будет точнее, но это точно не нормы закона.
















  • Леонид Гозман: ...закроет ли он «Эхо Москвы» или нет? Это всё-таки главный бриллиант в короне «Газпром-медиа». И если не закроет, то можно предположить две вещи. 

  • Ведомости: Уход Булавинова связан с истечением его годового контракта, который подходит к концу 23 апреля. Оставаться на своей должности журналист не захотел.

  • Алексеи Захаров: Для лучшей российской деловой газеты настают последние времена. После смены собственников пришел новый главный редактор, призванный прикончить это издание

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Прямая речь
25 МАРТА 2020
Леонид Гозман: ...закроет ли он «Эхо Москвы» или нет? Это всё-таки главный бриллиант в короне «Газпром-медиа». И если не закроет, то можно предположить две вещи. 
Зачем меняют девочек в медийном борделе?
25 МАРТА 2020 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
На фоне «идеального шторма» — нарастающей пандемии и обвала экономики — сравнительно незаметно произошли серьезные кадровые перемены в сфере медиа, которые в иное время были бы в центре общественного внимания. Александр Жаров перешел из Роскомнадзора в руководство «Газпром-медиа». Ему на смену пришел Андрей Липов, служивший до этого начальником управления АП по развитию информационно-коммуникационных технологий. Один из наиболее ярких фактов в биографии Андрея Юрьевича – кураторство закона о «суверенном интернете», подписанном Путиным 1.05.2019. Так что цензурное ведомство по-прежнему в надежных руках.
В СМИ
25 МАРТА 2020
Ведомости: Уход Булавинова связан с истечением его годового контракта, который подходит к концу 23 апреля. Оставаться на своей должности журналист не захотел.
В блогах
25 МАРТА 2020
Алексеи Захаров: Для лучшей российской деловой газеты настают последние времена. После смены собственников пришел новый главный редактор, призванный прикончить это издание
Хлопок вместо взрыва, подтопление вместо наводнения
14 ФЕВРАЛЯ 2020 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
В своем эссе «Вечный фашизм» Умберто Эко в качестве последнего, 14-го признака фашизма называет новояз, который призван «максимально ограничить набор инструментов сложного критического мышления». Симптомы новояза в путинизме отмечались давно, но по мере сгущения того, что тот же Умберто Эко называет «фашистской туманностью», происходит замещение слов и формируется новый язык, который подлежит изучению как иностранный. «Медуза» 13.02.2020 опубликовала результаты своего расследования, в котором выяснялось, почему в новостях стали писать «хлопок газа» вместо «взрыв газа». 
Прямая речь
14 ФЕВРАЛЯ 2020
Николай Сванидзе: ...использование более мягких слов вызовет обратный эффект, чего власть вообще не принимает во внимание.
В СМИ
14 ФЕВРАЛЯ 2020
Медуза: Источники «Медузы» в силовых ведомствах и администрации президента говорят, что это целенаправленная политика по внедрению «режима информационного благоприятствования»...
В блогах
14 ФЕВРАЛЯ 2020
День сурка: Это же махровая совчина. Я не испытываю иллюзий насчет СМИ стран первого мира. Но так тупорылая, унылая и бетонножепная брехня - визитная карточка совчины.
О патриотических стукачах и репутации убийц
5 ФЕВРАЛЯ 2020 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
«Запрет — это как раз есть то, где человек свободен. Что такое право? Это и есть самая большая несвобода. Я вам могу сказать, что чем больше прав у нас будет, тем менее мы свободны. Поэтому чем больше прав, тем больше несвободы». Елена Мизулина (из выступления в день одобрения Советом Федерации закона об изоляции интернета). Эти слова Елены Борисовны Мизулиной необходимо вписать в Конституцию РФ. Ничего менять не надо, текст выверенный и чеканный. Разве что местоимение убрать — и сразу в Конституцию. Конституция ведь тот основной закон, по которому люди готовы жить и принять его всем сердцем.
Прямая речь
5 ФЕВРАЛЯ 2020
Николай Сванидзе: Работники ФАН — не журналисты, и они сами себя воспринимают по-другому... Они настоящие чиновники, причём скорее напоминающие работников силовых структур.