«Дела» Навального
19 сентября 2020 г.
Навальный входит во второй процесс. Возможно, не последний
16 АПРЕЛЯ 2014, СЕРГЕЙ ПАРХОМЕНКО
Нажмите на картинку, для того, чтобы закрыть ее



Замоскворецкий суд Москвы приступает к рассмотрению уголовного дела в отношении оппозиционера Алексея Навального и его брата Олега, которым предъявлено обвинение в мошенничестве и легализации денежных средств при перевозке товаров компании «Ив Роше Восток». По версии СКР, Олег Навальный, занимая пост замдиректора филиала «Почты России», убедил компанию «Ив Роше» заключить договор на почтовые услуги с фирмой «Главное подписное агентство» (ГПА), созданной Алексеем Навальным. ГПА же, считают в СКР, транспортных услуг не оказывало и оказывать не могло, поэтому передоверило доставку другой компании, чьи услуги стоили дешевле.
Сегодня стало известно, что начало предварительных слушаний назначено на 24 апреля. «Почтовое дело» грозит братьям Навальным сроком до 10 лет лишения свободы. Летом 2013 года Алексей Навальный уже был приговорен к пяти годам заключения за хищения на предприятии «Кировлес», однако позже суд, рассмотрев апелляцию на приговор, заменил реальный срок на условный. С конца февраля оппозиционер находится под домашним арестом.

Между нынешней ситуацией и делом «Кировлеса» есть одно важное отличие. На момент окончания предыдущего процесса подсудимый был кандидатом в мэры столицы Российской Федерации. Теперь он не является никаким кандидатом ни в какие мэры, и никакого фонового процесса не существует. Соответственно в политическом отношении организаторы процесса чувствуют себя гораздо свободнее. Это поразительное обстоятельство, которое заключается в том, что результат судебного следствия и приговор может напрямую зависеть от политической конъюнктуры, от того, в каком положении сейчас находится подсудимый: кандидата или не кандидата, лидера или не лидера большого общественного или политического движения, от вопросов, много ли о нём пишут, много ли вокруг него телекамер и так далее. Но это факт, и совершенно очевидно, что именно эти соображения являются ключевым обстоятельством, во многом определяющем результат процесса. В полутьме и тишине, когда нет такого внимания, и организаторы, и судьи чувствуют себя гораздо более вольготно, спокойно и защищённо.

Делать какие-то прогнозы трудно, но совершенно очевидно, что дело носит сугубо карательный характер. Оно надуманное, совершенно бездоказательное, как и «дело Кировлеса», в основе своей построено на совершенно абсурдных претензиях, что коммерсант попытался заработать, выполняя свои договорные обязательства. Если другой стороне контракта он не нравится, например, если заказчик не доволен поставщиком услуг или условиями работы — существуют нормальные коммерческие условия пересмотреть контракт, отменить его, обжаловать или опротестовать. Всё это — рутина коммерческих взаимоотношений. И так это и было во взаимоотношениях «Ив Роше» и компании Олега Навального, тогда дело этим и кончилось. А потом, спустя существенное время, вдруг, почему-то, «Ив Роше» решило придать этим взаимоотношениям уголовный характер. И есть много оснований полагать, что основа этих обвинений была сугубо политическая и инициатором является не «Ив Роше», а какая-то внешняя сила, использовавшая компанию как инструмент политического давления.

Так что рассчитывать здесь на разумное отношение к делу не стоит. Задача состоит в том, чтобы уничтожить политического соперника, каким является Алексей Навальный. Это никуда не делось — Навальный по-прежнему является активным участником политического процесса в России, известным и популярным оппозиционером и никакие домашние аресты этому не помешают. Нужда в давлении на него есть по-прежнему, и только усилилась с того момента, как все началось. И ничто не заставляет думать, что политические инициаторы процесса изменят свои намерения. В то же время собрать сейчас такую же общественную поддержку, как в период иска по «Кировлесу», будет чрезвычайно сложно, потому что нет фона в виде избирательной кампании, зато есть другой очень мощный фон, создаваемый важными, яркими и трагическими политическими событиями на Украине.

Фотография ИТАР-ТАСС












  • Константин фон Эггерт: Навальный будет сейчас активно делать различные заявления, и отсутствие на этом фоне какой-то реакции может негативно сказаться на образе ЕС.

  • Дождь: Дмитрий Песков сообщил, что администрация президента и Владимир Путин не планируют встречаться с Навальным, когда тот вернется в Россию. 

  • Сергей Медведев: Теперь надо надеяться, что герой, побывав в царстве мертвых и обретя там неуязвимость и магическую силу, наконец, одолеет дракона

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Навальный как фактор международной политики
16 СЕНТЯБРЯ 2020 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Жозеп Боррель, выступая на пленарной сессии Европейского парламента и говоря о том, что произошло с Навальным, неоднократно произнес слова «попытка убийства» и «отравление боевым химическим веществом». Только так и никак иначе характеризуют сейчас случившееся с Навальным в той части мира, где признают права человека, независимый суд и прочие атрибуты демократии. «То, что произошло с Навальным, должно заставить ЕС перестать дискутировать и утвердить тот механизм, который будет аналогичен акту Магнитского в США. Таким образом, имя Навального в будущем будет ассоциироваться с санкциями ЕС против тех, кто нарушает права человека», – заявил Боррель. 
Прямая речь
16 СЕНТЯБРЯ 2020
Константин фон Эггерт: Навальный будет сейчас активно делать различные заявления, и отсутствие на этом фоне какой-то реакции может негативно сказаться на образе ЕС.
В СМИ
16 СЕНТЯБРЯ 2020
Дождь: Дмитрий Песков сообщил, что администрация президента и Владимир Путин не планируют встречаться с Навальным, когда тот вернется в Россию. 
В блогах
16 СЕНТЯБРЯ 2020
Сергей Медведев: Теперь надо надеяться, что герой, побывав в царстве мертвых и обретя там неуязвимость и магическую силу, наконец, одолеет дракона
Навального отравили из-за белорусской революции
25 АВГУСТА 2020 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Пройдет некоторое время, и на допросе какой-нибудь генерал на вопрос: «А Навального вы зачем отравили?», — ответит примерно так: «Ну, нам не докладывали. Начальство психануло чего-то». У врачей из берлинской клиники «Шарите» много времени на подтверждение того, о чем мы и так уже прекрасно знали, не ушло. В минувший понедельник специалисты клиники заявили, что предварительный анализ, проведенный в нескольких лабораториях, позволяет утверждать, что лидер российской оппозиции Алексей Навальный был отравлен боевым нервно-паралитическим веществом из группы под названием «ингибиторы холинэстеразы». К ним, например, относятся такие яды, как Зарин и Новичок. 
Прямая речь
25 АВГУСТА 2020
Леонид Гозман: Какова была цель отравителей, я не знаю. Хотели ли они убить Алексея или вывести его из строя, неизвестно. Но, думаю, что их устраивали оба варианта.
В СМИ
25 АВГУСТА 2020
Медуза: Пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков заявил, что Кремль пока не видит повода для начала уголовного расследования обстоятельств отравления Алексея Навального.
В блогах
25 АВГУСТА 2020
Саша Галицкий: Версия что тема с отравлением могла быть этапом спецоперации по побегу Алексея Навального на Запад равносильна версии о предполагаемом побеге пассажиров MH-17 на Восток.
Кто и зачем убивает Навального
21 АВГУСТА 2020 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Есть длинный перечень противников путинского режима, ставших жертвами отравлений. Щекочихин, Политковская, Ющенко, Литвиненко, Скрипали, Кара-Мурза младший, Верзилов, Быков, теперь Навальный (уже второй раз). Это весьма неполный список. У власти в России выходец из КГБ, традиционными «ценностями» которого были как раз убийства политических оппонентов. Если верить транспортной полиции об особой опасности для окружающих вещества, которым отравлен Навальный, то вероятность причастности к отравлению спецслужб близка к 100%. А учитывая, что все решения по Навальному принимает лично Путин и он же напрямую контролирует ФСБ, причастность президента России к покушению на убийство главного оппозиционера страны выглядит весьма вероятной.
Прямая речь
21 АВГУСТА 2020
Лев Рубинштейн: ...когда человека не отдают его близким и врачам, то это, как кто-то верно написал, «явка с повинной». Причём явка наглая: «Да, мы можем, и что?»