В оппозиции
21 июля 2019 г.
Август 91-го – вершина демократической революции
19 АВГУСТА 2015, ЛЕВ ПОНОМАРЕВ

ТАСС

Ровно 24 года назад, 19 августа 1991 года советские граждане, проснувшись и привычно включив телевизор, вместо новостей или утренних развлекательных передач увидели трансляцию балета «Лебединое озеро». Периодически балет перемежался записью заявления Государственного комитета по чрезвычайной ситуации – ГКЧП. В стране случился государственный переворот. С раннего утра в Москву начали входить воинские части. На улицах города появились танки и бронетранспортеры. Уже к середине дня у Белого дома и на прилегающих улицах активно развернулось строительство баррикад. Попытка путча не удалась, и это стало последней точкой в существовании советской империи. О событиях августа 1991 года «Ежедневному журналу» рассказал 
правозащитник, исполнительный директор движения «За права человека» Лев Пономарёв:

В то время я был депутатом Верховного Совета РСФСР и одновременно сопредседателем движения «Демократическая Россия». В этих качествах я был и свидетелем происходящего, и организатором сопротивления вокруг Белого дома. Именно «Демократическая Россия» с 8 утра 19 числа уже обзванивала всех и собирала в центре Москвы, понимая, что там будет Ельцин. Тогда не было никаких социальных сетей, поэтому со всеми членами движения приходилось связываться по телефону. Люди пришли и, несмотря на дождь, который шел всю ночь, и реальную угрозу жизни, трое суток стояли вокруг Белого дома.

Это событие исторического значения, именно август 91-го года когда-нибудь будет назван в истории России вершиной демократической революции, которая привело к крушению тоталитарного режима. Самое главное, что эти события были бескровными. И когда говорят об «оранжевой революции», которую больше всего боится наша власть, то надо помнить, что первая такая революция на территории бывшего СССР произошла именно в Москве. Первый раз в истории России русский бунт был не «бессмысленный и беспощадный», а осмысленный и мирный. Мы скорбим о трёх молодых людях, которые погибли в эти дни, но масштаб событий всё-таки позволяет говорить о том, что революция прошла мирно.

Конечно, всё начиналось ещё с последних лет Перестройки, с конца 80-х годов. Первым этапом были выборы на Съезд народных депутатов СССР в 89-м. Их провёл Горбачёв, и это были настоящие демократические выборы. Хотя закон был сформулирован так, что коммунисты получали небольшое преимущество, подтасовок и фальсификаций не было. Я сам был руководителем избирательной комиссии движения «Мемориал», мы поддерживали там самых известных деятелей Перестройки и большинство из них прошло. Второй этап – демократические выборы депутатов уже РСФСР в 90-м, которые также были без фальсификаций.

ТАСС

Также важной частью этой революции были проходившие в Москве митинги, на которые выходили сотни тысяч человек. Власть не всегда согласовывала эти акции, но и мы не особенно нарушали их запреты. Люди привыкли выходить, стали считать это и необходимым, и безопасным, в процессе участия в выборах и на митингах они почувствовали себя гражданами. Именно поэтому десятки тысяч москвичей вышли и на защиту Белого дома. И это стало кульминацией революции, наиболее опасным моментом, когда всё могло рухнуть. Но москвичи отстояли, силовики отказались применять оружие и присягнули Ельцину. В советское время писалось много книг, предсказывавших, что советский режим рухнет, и его падение всегда описывалось как кровавое. Но вопреки всем таким предсказаниям, прошла мирная демократическая революция, настоящий гражданский подвиг россиян. И он, бесспорно, войдёт в историю.

Мало кто понимает, что даже ельцинская власть не способствовала тому, чтобы эта годовщина отмечалась по-настоящему. Уже через год Хасбулатов пытался запретить митинг около Белого года, и только очень сильное давление заставило его снять свои возражения. Но потом год от года воспоминания всё меньше и меньше поддерживались. Почему – понятно, власть с первых дней революции перешла к бывшим коммунистам. Главой Москвы, например, сначала был Юрий Попов, который всё-таки явно выступал за демократию, но потом он сменился Юрием Лужковым. Власти пытались замолчать эту реальную народную победу. Неудивительно, что в 2000-х годах это происходит в ещё большей степени.  

Но история во всём разберётся. Когда-нибудь Россия действительно встанет на путь демократии, в Москве пройдёт новая мирная демократическая революция. Я не сомневаюсь в том, что москвичи сохранили вкус к демократии и желание её восстановить.

 
Фото: 1. Москва. Митинг москвичей в поддержку демократии у здания Верховного Совета РСФСР. Президент РСФСР Борис Ельцин и государственный секретарь РСФСР Геннадий Бурбулис (справа от Ельцина) на трибуне во время митинга. Андрей Бабушкин /Фотохроника ТАСС
2. Москва. Августовский путч. На снимке: эти события происходили на пересечении Садового кольца и Нового Арбата в ночь с 20 на 21 августа. Андрея Соловьева /Фотохроника ТАСС














  • Сергей Пархоменко: У них была абсолютно конкретная техническая задача — сократить количество людей 12-го числа. Никакого долгого замысла тут нет...

  • "Новая газета": Как это часто бывает с нашим гражданским обществом, тактическая, пусть и беспрецедентная победа — прекращение уголовного преследования Ивана Голунова — обернулась расколом.

  • Зара Муртазалиева: Вся страна под домашним арестом

     

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Прямая речь
14 ИЮНЯ 2019
Сергей Пархоменко: У них была абсолютно конкретная техническая задача — сократить количество людей 12-го числа. Никакого долгого замысла тут нет...
В СМИ
14 ИЮНЯ 2019
"Новая газета": Как это часто бывает с нашим гражданским обществом, тактическая, пусть и беспрецедентная победа — прекращение уголовного преследования Ивана Голунова — обернулась расколом.
В блогах
14 ИЮНЯ 2019
Зара Муртазалиева: Вся страна под домашним арестом  
Полицейский реванш и его последствия
13 ИЮНЯ 2019 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Отдадим должное российской власти. В нынешнем своем состоянии она предельно откровенна с «продвинутой» частью общества, она не нуждается в одобрении со стороны интеллигенции и совершенно не собирается с нею «заигрывать». На сей раз надежды на либерализацию прожили меньше суток. Начались они заявлением министра внутренних дел Владимира Колокольцева, который — невиданное в современной России дело — не только сообщил, что все обвинения в отношении журналиста Ивана Голунова снимаются за недоказанностью, но и о том, что инициировано снятие с должности двух полицейских генералов, чьи подчиненные устроили провокацию с подбрасыванием репортеру наркотиков.
Прямая речь
13 ИЮНЯ 2019
Леонид Гозман: Они обиделись, потому что были вынуждены отступить. Отступать — действие неприятное, и за ним последовала реакция.
В СМИ
13 ИЮНЯ 2019
"Ведомости": Признание силовиками своих ошибок не помешало им разогнать марш в поддержку журналиста.
В блогах
13 ИЮНЯ 2019
Лкы Пубинштейн: Говорят, что диалог с властью невозможен. Отчего же - вчера... состоялся вполне адекватный диалог с властью. ...Мы высказывались в аргументации и стилистике, свойственных нам, а власть как свойственно ей.
Прямая речь
12 ИЮНЯ 2019
Александр Рыклин: Тут важно понимать, что, когда начались переговоры, медузовцам крайне сложно было понять, что весь этот шантаж - чистая ментовская разводка...
Как Тимченко, Колпаков, Муратов и Осетинская слили протест
12 ИЮНЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
«Про марш. Наша позиция: мы отбили нашего парня, всем огромное спасибо. Это общая победа, результат невероятной кооперации людей. Но активизмом мы не занимаемся и не хотим быть героями сопротивления, простите. Поэтому на завтрашнюю акцию не призываем. Если люди пойдут – будем освещать плотно, как положено», – сообщил Иван Колпаков, главный редактор «Медузы». «Наше предложение: завтра немного выпить, а в ближайшие дни добиться согласования акции в центре Москвы», – это уже цитата из совместного заявления того же Ивана Колпакова, Галины Тимченко, Елизаветы Осетинской, Дмитрия Муратова и адвоката Сергея Бадамшина.
В блогах
12 ИЮНЯ 2019
Виктор Шендерович: Не жалуйтесь потом, Иван. Когда вас в очередной раз положат вниз лицом, никто не дернется. Вы же и отучите дергаться...