В оппозиции
23 апреля 2019 г.
Свобода Александра Рыклина
16 ДЕКАБРЯ 2015, ГЕОРГИЙ САТАРОВ



Я хочу, прежде всего, чтобы вы поставили себя на Сашино место. Вот он привычно идет по тротуару, контролируя, чтобы не было никаких эксцессов при моей доставке в автозак. Он идет не раздетый догола, он не выкрикивает никаких непристойностей про Путина, на нем не висит очередной гнусный плакат с клеветой на родную власть. И в этот момент сзади его плотно берут под руки двое в бронежилетах и, ни слова не говоря, конвоируют до входа в авто. Саша недоуменно спрашивает: «А меня-то за что!?». Нет ответа. В отделении он прогнозирует, что ему пришьют 30 дней узилища. Так. Но через полчаса его не менее настойчиво почти выносят из отделения. Кто-то, наверное, видел эти кадры с его недоуменным лицом.

Ну, хорошо. Некоторое время спустя он узнает, что после его неожиданного освобождения начался крупный скандал московских больших начальников в отделении: почему отпустили Сатарова и Рыклина!? На следующий день он узнает, что уже в розыске и вся московская милиция заряжена на его обнаружение и задержание. Его находит целая орава гаишников, его доставляют в то же узилище, а по пути он узнает от Вадима Прохорова, что объявление в розыск — признак возбуждения уголовного дела. Параллельно выясняется, что тот протокол, который он хаял в отделении как насквозь фальшивый (что соответствовало природе вещей), исчез.

Ну, ладно. Началось судебное заседание. Бред, которого никто никогда не видел. Даже интеллигентнейший Сергей Шаров-Делоне не выдержал и намекнул, что знаком с ненормативной лексикой. Судья отклонила семь ходатайств защиты, включая всех свидетелей, и быстро ушла. Вернулась она тоже быстро и, глядя в стол, как выражается Навальный, почти беззвучно признала подсудимого виновным с уплатой штрафа в 1000 рублей. Саша на свободе. Представили? Контрастный душ с постоянной сменой кипятка и ледяной воды. Вот что происходило с главным редактором «ЕЖа».



Теперь дополнительные нюансы. Начало заседания было задержано на три с половиной часа. За это время назначенный судья Иванов, славный закрытием «ЕЖа», был заменен судьей Ореховой, еще более знаменитой своей лютостью. В зал заседаний судебные приставы сносили скамейки, чтобы там могли разместиться все несколько десятков человек, пришедших поддержать Сашу. Вы помните пример такой заботы со стороны нашего суда? К концу заседания выяснилось, что в зале работает бригада НТВ, впрочем — без обязательных опознавательных знаков. К концу заседания коридор и лестницу заполнила толпа амбалов из второго полка, которых офицер инструктировал, как выносить людей по узкой лестнице. Я привел еще не все странные обстоятельства.

Мой вывод: в Тверском суде готовились к гигантской омерзительной провокации с неожиданно жестким приговором, возмущенной реакцией в зале и выносом тел под камеры НТВ (и не только их). Именно поэтому так возмущалась мэрия исчезновением двух жертв — меня и Саши, будучи участником провокации с момента, когда они не предложили альтернативный маршрут. Только в последний момент все было переиграно усилиями другой, неведомой мне, силы. Именно поэтому судья с таким неудовольствием зачитывала продиктованный ей приговор, так противоречащий ее заслуженной репутации. Я уверен также, что мой арест и мгновенный арест Саши был фээсбэшным продолжением комбинации, начатой мэрией. Но меня кто-то отмолил. Спасибо. Думаю, именно этим объясняются беспрецедентные усилия по поимке Саши, чтобы хоть часть провокации удалась. И опять неведомый капитан Немо вмешался. В последний момент. И снова спасибо, и от Саши, и от всех тех, кого не начленовредили несчастные амбалы, которые так стеснялись, когда им говорили в лицо, что они сейчас собираются делать с людьми.

Совершенно очевидно: капитан Немо не всесилен. Не удалась эта провокация — удастся следующая. Провокаторы в панике. Они закусили удила и глаза налились кровью. И все мы должны это понимать. И капитан Немо проиграет, пока он анонимен и не понимает, что его схарчат, когда схарчат нас. И что нужно незамедлительно публично объединяться, иначе всем хана, и стране тоже.

А теперь провокаторам. Вы думаете, мы не узнаем, кто это делает? Узнаем. Расколем всех по цепочке, начиная с услужливых энтэвэшников и их куратора, деловито шаставшего по суду. Не мы узнаем, так те, кто придет за нами. Но это будут очень жесткие ребята, и они с вами церемониться не будут. По одной простой причине — в силу естественного отбора, который вы сами сейчас и ведете. На смену мирным Рыклинам приходят суровые Робеспьеры, и это в лучшем случае. Читайте книжки, едрена вошь, изучайте историю. И еще. Вы правда уверены, что так можно запугать людей? Только распалить, обозлить и довести до нехорошего.

И все это очень серьезно.




Фотографии Ольги Пашковой и Натальи Алексеевой















  • Алексей Макаркин:  Проблема таких протестов в том, что они скорее фиксируют наличие активного и молодого слоя людей, которые недовольны... Но возникает вопрос, а что дальше?

  • Lenta.ru: В акции за свободный интернет на проспекте Академика Сахарова в Москве приняли участие около 6,5 тысячи человек, сообщает пресс-служба столичного главка МВД.

  • Жуковский Владислав: Когда против антисоциальных реформ и репрессивных законов выйдут полмиллиона, ситуация изменится.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Уже нечего согласовывать и не с кем согласовывать
11 МАРТА 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
В оппозиционной среде дискуссия о том, стоит ли испрашивать у властей разрешение на проведение массового протестного мероприятия, не утихает который год. Аргументы противников «прогулок в загоне» более чем убедительны. Оспорить тезис, что просить дозволения на то, на что имеешь право по Конституции и другим законам, унизительно, крайне трудно. Кроме того, сторонники несанкционированных акций утверждают, что подобного рода практика — походы в мэрию за заветной бумажкой — только снижает накал оппозиционной борьбы и, следовательно, играет на руку властям.
Прямая речь
11 МАРТА 2019
Алексей Макаркин:  Проблема таких протестов в том, что они скорее фиксируют наличие активного и молодого слоя людей, которые недовольны... Но возникает вопрос, а что дальше?
В СМИ
11 МАРТА 2019
Lenta.ru: В акции за свободный интернет на проспекте Академика Сахарова в Москве приняли участие около 6,5 тысячи человек, сообщает пресс-служба столичного главка МВД.
В блогах
11 МАРТА 2019
Жуковский Владислав: Когда против антисоциальных реформ и репрессивных законов выйдут полмиллиона, ситуация изменится.
Марш Немцова. Почему люди пришли. Почему не все
25 ФЕВРАЛЯ 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Если рискнуть абстрагироваться от эмоциональной составляющей этих ужасных «немцовских дней», которые мы переживаем уже пятый год… (Хотя, впрочем, я вовсе не уверен в целесообразности и даже возможности такого психологического эксперимента…) Но если все же попробовать взглянуть на ситуацию, убрав за скобки ее трагический контекст, то картина вырисовывается следующая. «Марш Немцова» — последняя массовая акция оппозиции, которую власть согласовывает, фактически не корректируя заявку организаторов. Однозначного ответа на вопрос, почему это происходит, нет. Не исключаю, что четыре года назад от верховного правителя поступило твердое указание «не препятствовать им в день памяти Немцова»...
Прямая речь
25 ФЕВРАЛЯ 2019
Дмитрий Орешкин:  На марше было гораздо меньше демонстративных автозаков, вертолётов и прочего. И людей прошло побольше, чем 10 тысяч, но не в 5 раз, примерно — 15-20 тысяч.
В СМИ
25 ФЕВРАЛЯ 2019
Газета.RU: В центре столицы прошел согласованный марш памяти оппозиционного политика Бориса Немцова, который был убит четыре года назад на Большом Москворецком мосту. ...В акции приняли участие... 10,8 тыс. человек.
В блогах
25 ФЕВРАЛЯ 2019
vodolei 13: Ну, что сказать : народу было меньше, чем по сути нынешней ситуации должно бы быть, но больше, чем я ожидала.
Репрессии властей должны натыкаться на сопротивление граждан
11 ФЕВРАЛЯ 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
По данным информационных агентств, в минувшее воскресенье Марш разгневанных матерей прошел более, чем в двух десятках российских городов. Наиболее массовые и заметные акции состоялись в Москве и Санкт-Петербурге, но люди стояли в пикетах и во Владимире, и в Орле, и в Ростове. В первой столице по бульварам от Новопушкинского сквера до Кропоткинской прошло около тысячи демонстрантов. Если в Москве полиция вела себя достаточно лояльно и спокойно (было задержано всего несколько человек, в основном, после провокаций прокремлевских активистов), то в Питере стражи порядка реагировали жестче. 
Прямая речь
11 ФЕВРАЛЯ 2019
Дмитрий Орешкин: Стоит ли гнобить дальше или не проявлять избыточного зверства? Чем раздрай в верхах кончится, непонятно, но он уже начинает ощущаться.