В оппозиции
16 октября 2019 г.
Остановка перед Via Dolorosa



Власти, загнавшие митинг на едва ли не самую неудобную площадку в центре Москвы — в сквер у Яузских ворот, и погода, совершенно не располагавшая к статичному митингу, очевидно, сговорились. Но в принципе для оппозиции это привычно — быть «за», когда все и всё «против», и наоборот – «против», когда вокруг всеобщий одобрямс, путинг и кадыринг. Не впервой.

В морозную субботу 23 января в сквере у Яузских ворот прошел митинг. Не очень многочисленный — человек 500-600. Не слишком распиаренный — вся его реклама практически прошла только в соцсетях, разве что Сергей Пархоменко рассказал о нем на «Эхе». С не очень удачным в силу – увы! – привычности названием: «Против репрессий». Но очень важный.



Важный потому, что основной его темой, его нервом была чудовищная, насквозь антиконституционная статья 212.1 Уголовного кодекса, уже отлитая в безумный приговор Ильдару Дадину, и дамокловым мечом зависшая над головами Владимира Ионова, Марка Гальперина и Ирины Калмыковой. Да и над головой любого, кто находит в себе силы выходить на одиночные пикеты, вообще-то разрешенные законом, но #самизнаете, где и когда живем.



Эта статья лишает каждого, вышедшего на пикет, права на защиту, вводит двойное наказание за одно и то же действие, произвольно считаемое полицией «правонарушением», отменяет принцип справедливости, лежащий в основе любой системы права, и дает нашим российским простиГосподисудам возможность применять ее совершенно произвольно, как заблагорасудится. Страшный «преступник» Ильдар Дадин получил уже три года колонии за то, что четыре раза совершил деяние исключительной общественной опасности — постоял один с плакатом в руках. Точнее, один раз даже не постоял, а попытался выяснить, за что полиция задерживает такого же, как он, «стояльца». Три года лагерей — ну, вы же все сами понимаете! — страшный преступник!

И вот тут выяснилось, что эта история вдруг задела много очень разных людей. С разными взглядами и судьбой, с разными представлениями, что нужно делать, — но с одним общим убеждением, что вот так делать нельзя. Что репрессии, олицетворяемые статьей 212.1 более, чем какой иной, надо остановить. А потому — редкое дело — по выступлениям невозможно было понять, к какой партии или движению принадлежал оратор, правозащитник он или политик — все на удивление говорили об одном: о том, против чего все и собрались.



На самом деле — против фашизма, становящегося уже привычным. Когда горят библиотеки, полыхают агрессивные войны, аннексируются чужие земли, идут по этапу неравнодушные, закатывается в асфальт всё живое, когда — и это самое страшное — «все равно уже по мертвым не плачешь: я не знаю, кто живой, а кто — мертвый». Потому что самое страшное в любом фашизме (и в нынешнем тоже) — это растление, развращение людей, подмена свободы сладостью шагания в ногу. Те, кто пришел на митинг, шагают сами по себе, на свой страх и риск.

Горящие «неправильные» книги в Коми. Сидящие «неправильные» граждане в тюрьме — 212.1 УК, 451⁰ F, — это статьи будущего приговора фашистскому режиму, который захватил нашу страну с рабского одобрения большинства ее жителей.

И «станции» той Via Dolorosa, того пути стыда и покаяния, что всем нам придется пройти. Каждому из нас, лично. Самому, скинув морок мелодии Гамельнского крысолова, увлекающего нас в Великое Никогда.


Фотографии Александра Барошина. Весь фоторепортаж можно увидеть здесь.













  • Юлия Галямина: Мы планируем оспаривать эти иски во всех соответствующих инстанциях, вплоть до ЕСПЧ. Но пока что их придётся выплачивать...

  • Коммерсант: По словам адвоката Юлии Галяминой Андрея Тамурки, он и его коллеги предполагали, что суд снизит сумму взыскания до 5 млн руб., но и с этим решением юристы не согласны. 

  • Алексей Чуприков: Дмитрий Леухин, компания "Флай-авто". Печально, конечно, что занимается госзаказами, а не коммерческой деятельностью. Но его имя тоже должно стать известным.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Судебный грабеж оппозиционеров
2 ОКТЯБРЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
К перечню преступлений путинской судебной системы, помимо заведомо незаконного отправления за решетку невиновных и  воспрепятствования избирательных прав граждан, относится еще и грабеж. К оппозиционерам, которых 27.07.2019 и 03.08.2019 избивали, ломали, тащили в автозаки и сажали в кутузку, предъявили вполне абсурдные иски несколько государственных и аффилированных с властью структур. Вот эти умученные от оппозиции. Московский метрополитен оценил свои страдания в 53 тысячи 642 рубля от незапланированного выхода нескольких начальников в выходной. 
Прямая речь
2 ОКТЯБРЯ 2019
Юлия Галямина: Мы планируем оспаривать эти иски во всех соответствующих инстанциях, вплоть до ЕСПЧ. Но пока что их придётся выплачивать...
В СМИ
2 ОКТЯБРЯ 2019
Коммерсант: По словам адвоката Юлии Галяминой Андрея Тамурки, он и его коллеги предполагали, что суд снизит сумму взыскания до 5 млн руб., но и с этим решением юристы не согласны. 
В блогах
2 ОКТЯБРЯ 2019
Алексей Чуприков: Дмитрий Леухин, компания "Флай-авто". Печально, конечно, что занимается госзаказами, а не коммерческой деятельностью. Но его имя тоже должно стать известным.
За «оправдание терроризма» – 7 лет тюрьмы. Но оправдания не было
1 ОКТЯБРЯ 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Атака силовиков на псковскую журналистку Светлану Прокопьеву проходит в стороне от главной темы нынешнего лета – московских протестов, связанных с прошедшими выборами в Мосгордуму. Тем важнее отметить, что история эта не затерялась, не выглядит второстепенной и побочной: проблема обсуждается в независимых СМИ, в поддержку Прокопьевой выступают пикетчики по всей стране, ее имя упоминалось во многих коллективных письмах в защиту политзаключенных, о Прокопьевой говорили с трибуны последнего московского митинга. Все это в совокупности оставляет надежду на более или менее благополучный исход дела.
Прямая речь
1 ОКТЯБРЯ 2019
Зоя Светова: ...журналистам понадобилось какое-то время, что разобраться, понять, что её судят за слово и в дальнейшем любого журналиста можно будет обвинить в том, что он оправдывает терроризм
В СМИ
1 ОКТЯБРЯ 2019
"Эхо Москвы": Журналисты пикетировали администрацию президента в Москве, чтобы привлечь внимание уголовному преследованию псковской журналистки Светланы Прокопьевой. 
В блогах
1 ОКТЯБРЯ 2019
Сергей Пархоменко: Там черт знает что происходит: ее обвинили в «оправдании терроризма», обманом заставили дать «подписку о неразглашении дела», - и про это почти никто не знает и не помнит.
Воскресный митинг завершил очередной этап российского протеста
30 СЕНТЯБРЯ 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Последняя акция оппозиции, что 29 сентября прошла на проспекте Сахарова, собрала, по подсчетам «Белого счетчика», около 25 тысяч человек. Погода в этот день случилась дождливая, но на настроении людей, пришедших протестовать против политических репрессий, это никак не отразилось. Они были полны решимости, с воодушевлением встречали пламенные выступления ораторов, многие держали в руках портреты фигурантов последних уголовных дел, выкрикивали антиправительственные лозунги. Словом, атмосфера была весьма бодрая, духоподъемная, вполне соответствующая характеру и формату мероприятия.
Прямая речь
30 СЕНТЯБРЯ 2019
Кирилл Мартынов: На базе старого «диванно-комнатного» возмущения, когда люди просто подписывали открытые письма и потом шли заниматься своими делами, складываются новые связи и... новая солидарность