В оппозиции
19 апреля 2019 г.
Итоги недели. Накануне марша

Нет никаких сомнений в том, что главным событием уходящей недели станет (стал) антикоррупционный марш, который назначен на 14.00, воскресенье, 26 марта. Заявку в мэрию в установленные законом сроки подал Алексей Навальный. Однако ответа (опять же в установленные законом сроки) он не получил, и вполне правомерно, опираясь на трактовку данной ситуации Конституционным судом, объявил, что акцию 26 марта считает согласованной. Спустя несколько дней мэрия проснулась и предложила «альтернативный» маршрут: отправила намеревающихся демонстрировать против коррупции в высшем эшелоне российской власти по известному адресу — в Марьино, в район на юго-востоке Москвы неподалеку от МКАД. В этот раз Навальный отказался (так, напомню, случалось не всегда) и призвал своих сторонников в указанное время выходить на Тверскую…

Нажмите на картинку, для того, чтобы закрыть ее

Вообще, надо сказать, на прошедшей неделе тема уличного протеста поднималась не раз. Так, например, совершенно поразительную трактовку закона, описывающего права граждан во время проведения уличных протестных акций, дали полицейские, несущие в эти дни службу возле суда, где проходят слушания по делу об убийстве Бориса Немцова. Дело в том, что все это время суд пикетируют активисты «Солидарности», с плакатами, требующими выявить и наказать заказчиков преступления, а не одних только исполнителей. Возле суда проводятся одиночные пикеты. Так вот, в минувший вторник полицейские объявили пикетчикам, что, если они будут стоять с одним и тем же плакатом, просто меняясь время от времени, «формат одиночного пикетирования окажется нарушен» и они будут вынуждены принять соответствующие меры. Говоря по-русски, свинтить всех пикетирующих и препроводить в участок. Надо сказать, что с подобного рода претензией оппозиции до сих пор сталкиваться не приходилось. До репрессий, правда, дело пока не дошло, но сам прецедент, несомненно, заслуживает внимания!

И в тот же день Конституционный суд не нашел противоречий основному закону в пункте 13 части 1 статьи 13 федерального закона «О полиции», который регламентирует права правоохранительных органов во время проведения одиночных пикетов. Суд специально подчеркнул, что «полиция вправе доставить гражданина, устроившего одиночный пикет, в отделение в целях защиты его жизни и здоровья, только если угроза является реальной, а не предполагаемой».

Итак, представим себе следующую ситуацию: на Пушкинской площади стоит одинокий пикетчик с плакатом, на котором написано «Путин — позор России» (сам с таким стоял неоднократно), и вдруг его окружает толпа нодовцев (или любой другой шпаны), которые начинают выкрикивать оскорбления. Как вам кажется, в данной ситуации угроза жизни и здоровью пикетчика реальная или предполагаемая? Правильно — совершенно реальная. Поэтому любой полицейский, несущий службу в данное время в данном месте, ни на йоту не нарушит закон, если задержит пикетчика и отведет его в отделение. Вы скажете, а почему же не остановить хулиганов? А в описываемом законе про это нет ни слова. В других, конечно, есть, но в этом-то нет…

Впрочем, в воскресенье нам предстоит поучаствовать не в одиночных пикетах, а, хочется верить, в массовой демонстрации. Правда, по поводу участия/неучастия в данном конкретном мероприятии (я имею в виду антикоррупционный марш Навального, намеченный на 26 марта) мнение протестной публики, мягко говоря, разделилось. И есть много уважаемых людей, в том числе и членов Комитета протестных действий (то есть тех, кому не нужно доказывать свою готовность рисковать), которые заявили, что не примут участие в намеченной акции. Сразу оговорюсь: аргумент «смешно выходить против пешки Медведева, когда есть король Путин» мне представляется абсолютно несостоятельным. Если на протестную акцию выйдут сотни тысяч москвичей, то какая разница, какой был изначальный повод. Повестка оппозиционной акции, ее перспективы зависят не от заявленной темы, а от числа участников. А тема может быть пересмотрена за десять минут. В то же время я отчасти разделяю те претензии, что многие оппозиционные активисты высказывают нынче в адрес Алексея Навального — мне не нравится многое из того, что он делает и говорит.

Например, я расстроился, когда Навальный не исключил поддержки кандидата от коммунистов на будущих выборах мэра Москвы; меня шокировало и оскорбило приглашение Владимира Жириновского на митинг 26 марта; мне кажется, что тон, которым Алексей разговаривает со своими сторонниками в последних текстах, призывающих людей принять участие в несанкционированной акции (будем называть вещи своими именами), не вполне уместный. Я считаю, что нельзя тех, кто откажется 26 марта выходить на акцию, объявлять «трусами»… И все же 26 марта я пойду на Тверскую. Тому есть ряд причин.

Во-первых, я продолжаю поддерживать стремление Алексея Навального быть зарегистрированным в качестве кандидата в президенты на выборах 2018 года. Полагаю, что на ближайшие месяцы в оппозиционной повестке не будет темы важнее и актуальнее. И в этом смысле я ему доверяю — мне кажется, что тут он пойдет до конца.

Вторая причина, по которой я в воскресенье выйду на марш, пожалуй, даже поважнее первой. Ну, вы же пойдете. А уже лет десять не было такого, чтобы вы выходили на протестную акцию, а я оставался дома… Кстати, формат демонстрации, предложенный Навальным, мне кажется в данном случае оптимальным. Но учтите, он сработает только в том случае, если нас будет действительно много. На что лично я очень надеюсь.     


Фото: Евгений Фельдман для "Кампании Навального" (свободная лицензия)















  • Алексей Макаркин:  Проблема таких протестов в том, что они скорее фиксируют наличие активного и молодого слоя людей, которые недовольны... Но возникает вопрос, а что дальше?

  • Lenta.ru: В акции за свободный интернет на проспекте Академика Сахарова в Москве приняли участие около 6,5 тысячи человек, сообщает пресс-служба столичного главка МВД.

  • Жуковский Владислав: Когда против антисоциальных реформ и репрессивных законов выйдут полмиллиона, ситуация изменится.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Уже нечего согласовывать и не с кем согласовывать
11 МАРТА 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
В оппозиционной среде дискуссия о том, стоит ли испрашивать у властей разрешение на проведение массового протестного мероприятия, не утихает который год. Аргументы противников «прогулок в загоне» более чем убедительны. Оспорить тезис, что просить дозволения на то, на что имеешь право по Конституции и другим законам, унизительно, крайне трудно. Кроме того, сторонники несанкционированных акций утверждают, что подобного рода практика — походы в мэрию за заветной бумажкой — только снижает накал оппозиционной борьбы и, следовательно, играет на руку властям.
Прямая речь
11 МАРТА 2019
Алексей Макаркин:  Проблема таких протестов в том, что они скорее фиксируют наличие активного и молодого слоя людей, которые недовольны... Но возникает вопрос, а что дальше?
В СМИ
11 МАРТА 2019
Lenta.ru: В акции за свободный интернет на проспекте Академика Сахарова в Москве приняли участие около 6,5 тысячи человек, сообщает пресс-служба столичного главка МВД.
В блогах
11 МАРТА 2019
Жуковский Владислав: Когда против антисоциальных реформ и репрессивных законов выйдут полмиллиона, ситуация изменится.
Марш Немцова. Почему люди пришли. Почему не все
25 ФЕВРАЛЯ 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Если рискнуть абстрагироваться от эмоциональной составляющей этих ужасных «немцовских дней», которые мы переживаем уже пятый год… (Хотя, впрочем, я вовсе не уверен в целесообразности и даже возможности такого психологического эксперимента…) Но если все же попробовать взглянуть на ситуацию, убрав за скобки ее трагический контекст, то картина вырисовывается следующая. «Марш Немцова» — последняя массовая акция оппозиции, которую власть согласовывает, фактически не корректируя заявку организаторов. Однозначного ответа на вопрос, почему это происходит, нет. Не исключаю, что четыре года назад от верховного правителя поступило твердое указание «не препятствовать им в день памяти Немцова»...
Прямая речь
25 ФЕВРАЛЯ 2019
Дмитрий Орешкин:  На марше было гораздо меньше демонстративных автозаков, вертолётов и прочего. И людей прошло побольше, чем 10 тысяч, но не в 5 раз, примерно — 15-20 тысяч.
В СМИ
25 ФЕВРАЛЯ 2019
Газета.RU: В центре столицы прошел согласованный марш памяти оппозиционного политика Бориса Немцова, который был убит четыре года назад на Большом Москворецком мосту. ...В акции приняли участие... 10,8 тыс. человек.
В блогах
25 ФЕВРАЛЯ 2019
vodolei 13: Ну, что сказать : народу было меньше, чем по сути нынешней ситуации должно бы быть, но больше, чем я ожидала.
Репрессии властей должны натыкаться на сопротивление граждан
11 ФЕВРАЛЯ 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
По данным информационных агентств, в минувшее воскресенье Марш разгневанных матерей прошел более, чем в двух десятках российских городов. Наиболее массовые и заметные акции состоялись в Москве и Санкт-Петербурге, но люди стояли в пикетах и во Владимире, и в Орле, и в Ростове. В первой столице по бульварам от Новопушкинского сквера до Кропоткинской прошло около тысячи демонстрантов. Если в Москве полиция вела себя достаточно лояльно и спокойно (было задержано всего несколько человек, в основном, после провокаций прокремлевских активистов), то в Питере стражи порядка реагировали жестче. 
Прямая речь
11 ФЕВРАЛЯ 2019
Дмитрий Орешкин: Стоит ли гнобить дальше или не проявлять избыточного зверства? Чем раздрай в верхах кончится, непонятно, но он уже начинает ощущаться.