В оппозиции
27 марта 2019 г.
Навальный подтвердил серьезность намерений и сел на месяц

ТАСС

Сегодня бессмысленно и даже контрпродуктивно задаваться вопросом, были ли проблемы со сценой и звуком реальной причиной столь нетривиального шага Алексея Навального накануне акции 12 июня или лишь послужили поводом переформатировать «согласованную» акцию на проспекте Сахарова в «несанкционированную» на Пушкинской площади. И совершенно неважно, имеем ли мы дело с политическим экспромтом или с заранее спланированным и просчитанным решением. И в том, и в другом случае кандидат в президенты России Алексей Навальный в очередной раз продемонстрировал нам свою готовность перестать жить и функционировать как политик по кремлевским правилам и кремлевскому расписанию.

По итогам акции 12 июня в Москве и Санкт-Петербурге больше полутора тысяч задержанных. Сам Навальный до Тверской так и не добрался — его схватили в подъезде собственного дома, увезли в отдел полиции и той же ночью осудили в срочном порядке. Приговор — тридцать суток административного ареста за «повторное нарушение установленного порядка организации или проведения собрания, митинга, демонстрации».  Среди тех, кому также грозит спецприемник МВД, политики Илья Яшин и Вячеслав Мальцев. Их судьба решится во вторник днем.

Обратите внимание на одно, как мне представляется, весьма любопытное медийное обстоятельство. Вопрос о том, сколько народу вышло на несанкционированные акции по всей стране в минувший праздничный день, из разряда первостепенных незаметно исчез. Об этом и говорят, и пишут уже вскользь, что называется «вторым темпом». Такое смещение информационного приоритета произошло впервые с начала больших протестов в путинской России. Гораздо более важным в этой новой волне российского протеста видится ее социальный состав и готовность к решительным действиям.

12 июня на Тверской вокруг нас стояла фактически одна молодежь. И ребята эти вовсе не были похожи на тех, кто впервые, может быть, случайно, поддавшись общему ажиотажу, позволил вовлечь себя в это очевидно протестное, а следовательно — рискованное действо! Я видел десятки, сотни абсолютно адекватных людей, с которыми в те часы на Тверской у нас неожиданно оказалось очень много общего: я понимал их шутки, а они отзывались на мои, мы выкрикивали одни и те же лозунги, мы вместе возмущались «погаными ментами», хватающими демонстрантов без разбора, и радовались и аплодировали каким-то бесшабашным мальчишкам, когда те забрались на второй этаж здания и стали размахивать оттуда российским флагом. Я стоял среди ментально близких, понятных мне людей, которые просто по странному стечению обстоятельств оказались моложе меня в три раза. И наверняка я был вовсе не один, кто вчера на Тверской испытал подобные чувства… Думаю, многие люди моего поколения, оглядевшись вокруг себя на этом протестном митинге, неожиданно пришли к очень радостному и духоподъемному выводу: настанет день, и мы, вроде бы уже давным-давно «сбитые летчики», сможем быть полезными этим мальчишкам и девчонкам! Мы их на съеденье шакалам не отдадим!

Вернемся, однако, к главному бенефициару вчерашнего буйства — к Алексею Навальному. Теперь, конечно, очень важно то, как ему удастся данную ситуацию капитализировать. Мне представляется, что вариантов у него не очень много.

Алексей Навальный, думаю, уже в полной мере осознал: главное его достижение как политика на данный момент — обретение инструмента мощного давления на власть. Постоянное увеличение КПД этого инструмента — первейшая задача. Десятки тысяч активистов, готовых рисковать, — бесценный ресурс. Очень хочется верить, что Навальный понимает: никакой другой возможности переломить ситуацию в свою пользу, кроме как опереться на этих «новых» людей, у него нет. Другими словами, шанс быть зарегистрированным кандидатом в президенты России у Навального один — в час «Х» вчерашняя Тверская должна в полном составе подойти к ЦИКу и потребовать регистрации своего кандидата. И не расходиться до принятия положительного решения!    


Фото Натальи ДЕМИНОЙ

Видео Евгения ШМУКЛЕРА
  












  • Алексей Макаркин:  Проблема таких протестов в том, что они скорее фиксируют наличие активного и молодого слоя людей, которые недовольны... Но возникает вопрос, а что дальше?

  • Lenta.ru: В акции за свободный интернет на проспекте Академика Сахарова в Москве приняли участие около 6,5 тысячи человек, сообщает пресс-служба столичного главка МВД.

  • Жуковский Владислав: Когда против антисоциальных реформ и репрессивных законов выйдут полмиллиона, ситуация изменится.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Уже нечего согласовывать и не с кем согласовывать
11 МАРТА 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
В оппозиционной среде дискуссия о том, стоит ли испрашивать у властей разрешение на проведение массового протестного мероприятия, не утихает который год. Аргументы противников «прогулок в загоне» более чем убедительны. Оспорить тезис, что просить дозволения на то, на что имеешь право по Конституции и другим законам, унизительно, крайне трудно. Кроме того, сторонники несанкционированных акций утверждают, что подобного рода практика — походы в мэрию за заветной бумажкой — только снижает накал оппозиционной борьбы и, следовательно, играет на руку властям.
Прямая речь
11 МАРТА 2019
Алексей Макаркин:  Проблема таких протестов в том, что они скорее фиксируют наличие активного и молодого слоя людей, которые недовольны... Но возникает вопрос, а что дальше?
В СМИ
11 МАРТА 2019
Lenta.ru: В акции за свободный интернет на проспекте Академика Сахарова в Москве приняли участие около 6,5 тысячи человек, сообщает пресс-служба столичного главка МВД.
В блогах
11 МАРТА 2019
Жуковский Владислав: Когда против антисоциальных реформ и репрессивных законов выйдут полмиллиона, ситуация изменится.
Марш Немцова. Почему люди пришли. Почему не все
25 ФЕВРАЛЯ 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Если рискнуть абстрагироваться от эмоциональной составляющей этих ужасных «немцовских дней», которые мы переживаем уже пятый год… (Хотя, впрочем, я вовсе не уверен в целесообразности и даже возможности такого психологического эксперимента…) Но если все же попробовать взглянуть на ситуацию, убрав за скобки ее трагический контекст, то картина вырисовывается следующая. «Марш Немцова» — последняя массовая акция оппозиции, которую власть согласовывает, фактически не корректируя заявку организаторов. Однозначного ответа на вопрос, почему это происходит, нет. Не исключаю, что четыре года назад от верховного правителя поступило твердое указание «не препятствовать им в день памяти Немцова»...
Прямая речь
25 ФЕВРАЛЯ 2019
Дмитрий Орешкин:  На марше было гораздо меньше демонстративных автозаков, вертолётов и прочего. И людей прошло побольше, чем 10 тысяч, но не в 5 раз, примерно — 15-20 тысяч.
В СМИ
25 ФЕВРАЛЯ 2019
Газета.RU: В центре столицы прошел согласованный марш памяти оппозиционного политика Бориса Немцова, который был убит четыре года назад на Большом Москворецком мосту. ...В акции приняли участие... 10,8 тыс. человек.
В блогах
25 ФЕВРАЛЯ 2019
vodolei 13: Ну, что сказать : народу было меньше, чем по сути нынешней ситуации должно бы быть, но больше, чем я ожидала.
Репрессии властей должны натыкаться на сопротивление граждан
11 ФЕВРАЛЯ 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
По данным информационных агентств, в минувшее воскресенье Марш разгневанных матерей прошел более, чем в двух десятках российских городов. Наиболее массовые и заметные акции состоялись в Москве и Санкт-Петербурге, но люди стояли в пикетах и во Владимире, и в Орле, и в Ростове. В первой столице по бульварам от Новопушкинского сквера до Кропоткинской прошло около тысячи демонстрантов. Если в Москве полиция вела себя достаточно лояльно и спокойно (было задержано всего несколько человек, в основном, после провокаций прокремлевских активистов), то в Питере стражи порядка реагировали жестче. 
Прямая речь
11 ФЕВРАЛЯ 2019
Дмитрий Орешкин: Стоит ли гнобить дальше или не проявлять избыточного зверства? Чем раздрай в верхах кончится, непонятно, но он уже начинает ощущаться.