Что делать?
22 апреля 2019 г.
Что опаснее: внешние угрозы или внутренние проблемы?
11 СЕНТЯБРЯ 2017, СЕРГЕЙ МАГАРИЛ

Государство пухло — народ хирел. В. Ключевский

Включаешь телевизор и погружаешься в проблемы внешних угроз для России. ИГИЛ, Сирия, США, санкции. И ни слова о внутренних проблемах нашей страны, о росте цен, о низкой зарплате, о новых законах, ограничивающих нашу свободу. И как то сам собой вызревает вопрос. А что для нас важнее: внешние угрозы (если они не надуманы) или внутренние проблемы? Начнем с истории.

На протяжении столетий Русь-Московия-Россия-СССР подвергались нашествиям завоевателей. И никто из них не одержал победу. От монголов Русь отбивалась 250 лет, отбилась. Наполеоновская Франция и гитлеровская Германия были повержены. На внешние угрозы Россия всегда находила ответ. При этом российская государственность либо усиливалась, либо воспроизводилась в новом обличье — самодержавия в 1612 г. и СССР три столетия спустя.

Иное дело внутренние проблемы. Российское государство распадалась четыре раза: Киевская Русь — XI в.; Московское царство в Смутное время (14-летняя гражданская война) — рубеж XVI — XVII вв.; Российская империя — в начале ХХ в.; Советский Союз — в конце ХХ в. Таким образом, жизненный цикл каждой версии российского государства сокращается: 600 лет; 300 лет; 74 года. Хотя на каждом этапе Россия наращивала свой внешнеполитический и военно-оборонительный потенциал:

1)    XIV — XVI вв.: создано централизованное государство, что обеспечило концентрацию ресурсов; присоединение Казанского, Астраханского ханств и Сибири;

2)    XVII — XIX вв.: реформы Петра I — создание промышленности, современных на тот период армии и флота, выход к берегам Балтии; правление Екатерины II — присоединение к России Крыма, Малороссии, западных провинций Польши; победа над Наполеоном в правление Александра I; Великие реформы Александра II; мощное экономическое развитие конца XIX — начала XX вв. — Россия в пятерке ведущих государств мира;

3)    ХХ в.: культурная революция — ликвидация неграмотности, воспитание миллионов квалифицированных инженеров; социалистическая индустриализация — преобразование аграрной России в индустриальный СССР; победа во Второй Мировой войне, создание ракетно-ядерного щита; консолидация в руках советского государства всего организационно-административного, политического и медийного ресурса.

Однако государство все это не спасало, оно разрушалось под тяжестью внутренних проблем.

Распад Киевской Руси. Согласно В. Ключевскому, первые киевские князья «механически сцепили Русскую землю» в одно политическое целое. Однако княжеские усобицы XI — XII вв. привели к ее распаду на местные областные миры, плохо связанные между собой и все более и более обосабливающиеся друг от друга политически. В итоге, уже «во второй половине XII в. князья со своими дружинами становятся бессильны в борьбе со степным напором» — половцами, нападения которых «оставляют страшные следы».

Характеризуя резкое имущественное расслоение, Ключевский приводит пример общественной раскладки единовременного самообложения населения (сбора) на оплату наемников, относящийся к 1018 г. Высший класс был обложен более чем в 100 раз тяжелее, сравнительно с простыми гражданами. Создавая столь значительное имущественное расслоение, такой порядок «не имел опоры в низших классах населения, которым он давал себя чувствовать только своими невыгодными последствиями». По сути, это было не что иное, как отчуждение населения от власти. В итоге усиление внешнего давления в сочетании с приниженным юридическим и экономическим положением низших классов привело к отливу массы русского населения на северо-восток и запустению Киевской Руси, которое завершил в XIII в. татарский погром 1229 — 1240 гг. [1, 191-284].

Распад Московского царства — Смутное время. Смутным временем русской истории Ключевский называет период в 14 — 15 лет с 1598 по 1613 г. Поводом к Смуте послужило отсутствие законного (легитимного) преемника на роль верховного правителя. Однако глубинные причины трагических событий ученый видит во взаимной вражде, «в резком социальном разъединении», в том, что «всякий значительный город стал ареной борьбы между низом и верхом общества». Этому весьма благоприятствовало «Московское законодательство: направленное к определению и распределению государственных обязанностей», оно «не формулировало и не обеспечивало ничьих прав, ни личных, ни сословных». Одновременно историк отмечает скудость московских политических понятий: и правитель, и народ видели в государстве не политический союз, а вотчину княжеской династии. «Московские люди как будто чувствовали себя пришлецами в своем государстве, случайными, временными обывателями в чужом доме» [1, 17-58]. Перед нами вновь социальный феномен отчуждения.

Распад Российской империи. Подводя итог правлению Петра I, Ключевский писал: «Из реформ Петра вышли два враждебных друг другу направления. Два склада мысли (сознания. — С.М.), которые были обречены на борьбу друг с другом». В августе 1856 г. фрейлина императорского двора Анна Тютчева (дочь поэта), характеризуя общественную ситуацию, записывает в своем дневнике: «Я не могла неоднократно не задавать себе вопроса, какое будущее ожидает народ, высшие классы которого проникнуты глубоким растлением… низшие же классы погрязают в рабстве, в угнетении и систематически (преднамеренно. — С.М.) поддерживаемом невежестве» [2, 258].

Причиной крушения Российской империи стал острейший социальный конфликт дворян-землевладельцев и многомиллионного крестьянства, не признававшего справедливыми, а потому и легитимными права собственности помещиков на землю. Так, сход крестьян деревни Куниловой Тверской губернии писал в наказе 1906 г.: «Если Государственная дума не облегчит нас от злых врагов-помещиков, то придется нам, крестьянам, все земледельческие орудия перековать на военные штыки и на другие военные орудия и напомнить 1812 год, в котором наши предки защищали свою родину от врагов французов, а нам от злых кровопийных помещиков» [3]. Эта массовая ненависть и выплеснулась беспримерной жестокостью гражданской войны.

При отсутствии эффективных политико-правовых инструментов разрешения конфликта верховная власть, правящие круги, духовенство, интеллигенция, народные массы России не нашли иного способа «достижения социального компромисса», кроме взаимного истребления носителей «иных» общественных идеалов. Итогом стала гражданская война и политический режим диктатуры.

Распад Советского Союза. Крах коммунистического режима и распад СССР — следствие социально-экономической стагнации и утраты привлекательности коммунистического проекта, желание представителей партхозноменклатуры стать собственниками предприятий. Налицо глубочайшее отчуждение от власти населения страны. Внуки солдат-победителей 1941 — 1945 гг. не встали на защиту социализма и территориальной целостности страны. Трудно вообразить больший абсурд: вторая сверхдержава развалилась в условиях мирного времени, при отсутствии внешних угроз, обладая всей полнотой суверенитета и находясь под защитой мощного оборонно-стратегического потенциала. Ведь к концу 1980 гг. СССР имел более 30 тыс. ядерных боеголовок, 5 тыс. баллистических ракет, 60 тыс. танков и 300 подводных лодок [4. с. 84].

Руководители силовых структур, формирующих нынешний костяк власти, упускают из вида важнейший фактор — мотивацию людей. Танки сами не ездят, пушки сами не стреляют, беспилотниками управляют операторы. Без людей техника  — лишь железо. Вложив астрономические суммы в системы обороны от внешнего нападения, СССР рассыпался под тяжестью внутренних проблем. Вывод: политический режим, неспособный обеспечить национальное согласие и развитие, неизбежно уходит в небытие, увлекая за собой государство. Вопрос лишь в числе жертв, которые сопровождают его уход. Не случайно в научной литературе отмечены «грозные параллели между распадом Советского Союза и крахом царизма в 1917 году» [5].

Ни в Российской империи, ни в Советском Союзе внешнее давление не достигало критичного уровня. На первый план вышло низкое качество государственного управления, отставание в развитии российского общества от развитых стран, корыстолюбие национальной элиты. Неизменным остались незначимость простого человека, его глубокая политическая некомпетентность, фактическое правовое бесправие, а потому и глубокая социальная рознь, порождающие неустойчивость государства. В науке это явление получило название социокультурный раскол.

Именно в его глубины уходят корни российского самоистребления в ХХ в.: Гражданская война, коллективизация, Голодомор, масштабный государственный террор (ГУЛАГ), что в совокупности составляет порядка 22 — 24 млн человек. Если к этому добавить недавно обнародованные потери СССР во Второй Мировой войне — 42 млн человек (это выразительно характеризует «эффективность» государственного военно-стратегического «менеджмента»), то совокупно это составит порядка 64 — 66 млн чел — больше, чем все население Франции.

Реалии постсоветской России вынуждают назвать важнейшие общественные противоречия:

1)    острейшее и продолжающее расти имущественное неравенство, по показателям которого мы выходим на лидерство в мире;

2)    глубокое отчуждение народа от институтов государственной власти, системная коррупция, объединяющая нынешнюю «элиту», недоверие граждан «карманному» суду, к организации и результатам выборов, низкий рейтинг Государственной думы и Совета Федерации, и многое другое.

3)    отказ большинства признать легитимными права собственности олигархов, возникшие в ходе приватизации крупнейших и наиболее доходных объектов экономики, природных ресурсов — нефти, газа, месторождений полезных ископаемых.

Сегодня вновь воспроизведены социально-властные отношения, подобные тем, что вызывали кризисы и распад прежних российских государств. И опять наше общество не имеет политико-правовых (партийно-парламентских) механизмов достижения социального компромисса. Хватит ли у России исторического времени для их освоения? Ни у Российской империи, ни у Советского Союза его не хватило.

Качество современного российского общества не внушает оптимизма. Усилия основных социальных групп направлены на его дезорганизацию и дезинтеграцию. Об этом свидетельствуют массовая коррупция в рядах административной и бизнес-элиты, многомиллиардный вывоз капитала, вырождение судебной системы, отказ широких слоев населения нести ответственность за происходящее, неспособность интеллигенции — носителя национально интеллекта — блокировать антисоциальные реформы и навязать власти реформы в интересах большинства.

Социальная рознь вновь становится одним из признаков грядущего распада российского государства. При этом политико-правовые институты поддержания компромисса стагнируют и не пользуются авторитетом. Пока «стабильность» удерживает властная вертикаль и сопряженный с нею силовой ресурс. Но это не надежные интеграторы. История свидетельствует: хотя социальные конфликты неустранимы, для их разрешения человечество выработало систему политической конкуренции и верховенство права, равенство граждан перед законом. И если во второй половине 90-х у россиян еще теплилась надежда, то в начале 2000 годов независимая судебная система в России была уничтожена. Последовало возрождение цензуры, нарушение 31 ст. Конституции, репрессии против недовольных.

При этом наблюдается крайне низкий уровень понимания широкими слоями населения проблем общества, люди не умеют критически мыслить, придерживаются навязываемых государственным телевидением мифов. Но это все ненадолго. Чтобы попытаться предотвратить смуту, необходимо резкое повышение качества социогуманитарной подготовки выпускников высшей школы, в т. ч. инженеров и технологов. М.М. Сперанский недаром предостерегал: самые благотворные усилия политических перемен сопровождаемы неудачами, когда образование гражданское не предуготовило к ним разум.

Библиографический список:

1. Ключевский В.О. Курс русской истории. М., 1956. Т. 3.

2. Тютчева А. Воспоминания. М., 2002.

3. Кара-Мурза С.Г. Крах СССР. URL: https://profilib.com/chtenie/10203/sergey-kara-murza-krakh-sssr-14.php (дата посещения 13.08.2017).

4. Арбатов А.Г. Пойдет ли Россия на четвертый круг? // Труды по россиеведению. ИНИОН РАН, 2012. С. 84.

5. Коэн С. Почему распался Советский Союз?// Вестник аналитики, № 4, 2006.

 












РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Утилизация мусора как национальная проблема России
16 АПРЕЛЯ 2019 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Массовые выступления жителей Архангельска, Тюмени, Москвы показали, что проблема утилизации мусора и отравления ядовитыми отходами от разложения мусорных свалок становится общероссийской. Нынешние власти не способны ее решить из-за приоритета своих корыстных  задача, это залог сохранения человеческой цивилизации и животного мира на планете. Предупреждение всем нам – огромное мусорное пятно на севере Тихого океана, которое занимает площадь до 1,5 млн км.² или более.
Зачем простому человеку капиталисты?
10 АПРЕЛЯ 2019 // АЛЕКСЕЙ БОЛГАРОВ, ПЕТР ФИЛИППОВ
В древние времена правители могли выпячивать своею роскошь, но простолюдину богатство было не положено. Недаром Иисусу приписывают слова: «Легче верблюду пройти сквозь игольное ушко, нежели богатому войти в Царствие Божие». Истоки такого древнего левого «социалистического» подхода шли от представления, что пирог всегда одного размера и если кому–то достанется больше, то другим придется голодать. Это представление соответствовало первобытным временам и эпохе средневековья. С приходом промышленной революции оно потеряло свою актуальность.
Аномалии внешней политики
9 АПРЕЛЯ 2019 // ВЛАДИСЛАВ ИНОЗЕМЦЕВ
За последние несколько столетий политическая карта мира радикально изменилась, а в еще большей степени изменились факторы, определяющие внутриполитические возможности отдельных государств. Прежде всего, стоит обратить внимание на роль военной силы, а также на возможности и результаты ее применения. Вплоть до начала ХХ века война считалась естественным средством разрешения политических противоречий между большинством государств, включая крупнейшие из них. При этом в случае успеха войны оборачивались приобретением ценных территорий и (или) активов, а также, в большинстве случаев, получением дани или контрибуций. Завершение этого тренда отмечается с окончанием Первой мировой войны, затраты сторон на которую оказались столь значительны, что агрессор был не в состоянии компенсировать даже четверти нанесенного ущерба.
Нищета «русского мира»
4 АПРЕЛЯ 2019 // ВЛАДИСЛАВ ИНОЗЕМЦЕВ
На протяжении последних трех веков российской истории в ней постоянно боролись две тенденции: с одной стороны, стремление к открытости и «интернационализации», с другой – желание замкнуться в собственной особости. Первый тренд проявлялся в самых разных вариантах, но, какими бы разными ни были подходы, они ставили экономические или идеологические соображения выше культурно-исторических. Стоит отметить, что именно в периоды такой «интернационализации» Россия достигала своих самых значительных успехов – от превращения в одну из важнейших держав Европы в эпоху Петра I и Екатерины II до обретения статуса глобальной сверхдержавы в период максимального могущества СССР.
Навстречу социальной катастрофе
3 АПРЕЛЯ 2019 // ВЛАДИСЛАВ ИНОЗЕМЦЕВ
Общества, которые претендуют на то, чтобы считаться современными, демонстрируют сегодня одно важное качество. Они не просто заботятся о благополучии своих граждан, но формируют условия, при которых сфера, прежде именовавшаяся «социальной», становится важнейшим двигателем хозяйственного прогресса. В основе этого подхода лежат новые представления о человеческом капитале как о важнейшем производственном ресурсе и основанное на них осознание того, что вложение в человека является высокодоходными инвестициями.
Невозможность модернизации
2 АПРЕЛЯ 2019 // ВЛАДИСЛАВ ИНОЗЕМЦЕВ
Россия, долгие столетия выстраивавшая свою идентичность, отталкиваясь от воображаемого Запада, на протяжении всей своей истории ощущала необходимость противостояния реальному Западу – и это требовало экономической мощи либо сводилось к «экономическому соревнованию». Поэтому отечественная элита с давних пор время от времени ощущала дискомфорт от преимущественно сырьевого хозяйства страны и пыталась раз за разом превратить ее в одну из передовых экономик.
Рыночная не-экономика
1 АПРЕЛЯ 2019 // ВЛАДИСЛАВ ИНОЗЕМЦЕВ
Несмотря на то, что в политическом отношении Россия не слишком напоминает развитые страны, экономически она кажется более приспособленной для «встраивания» в современный мир. Конечно, существующая модель несовершенна, но в то же время сторонники тезиса о «современности» России акцентируют внимание на ее хозяйственных достижениях и убеждены, что ее дальнейшее естественное развитие обеспечит в конечном итоге политическую и идеологическую модернизацию общества. Я убежден, что этого не случится.
Европейская авторитарная страна
29 МАРТА 2019 // ВЛАДИСЛАВ ИНОЗЕМЦЕВ
Попытки изобразить завершение глобального противостояния как победу демократии над диктатурой и своего рода «конец истории» привели к тому, что «демократиями» начали именовать различные формы политического устройства, так или иначе предполагавшие вовлечение граждан в избирательный процесс. На Западе начали повсеместно говорить о «совещательной» демократии, в России — о «суверенной». И нет сомнений в том, что число подобных эпитетов будет только расти.
Особенная идентичность
26 МАРТА 2019 // ВЛАДИСЛАВ ИНОЗЕМЦЕВ
«Россия как одна из тех стран, которые столетиями шли своим собственным путем, и как держава, на протяжении большей части ХХ века олицетворявшая наиболее заметную альтернативную версию истории, не могла не оказаться в центре дискуссии о “нормальности”. Но любые нормы подвижны, как изменчивы и общества, поэтому, если та или иная страна существенно выделяется на фоне прочих, ей не обязательно должен выноситься приговор ненормальности. Куда более важным, на мой взгляд, является вопрос о векторе развития», — пишет Владислав Иноземцев во введении в свою книгу «Несовременная страна. Россия в мире XXI века».
Зачем нам богатые предприниматели?
25 МАРТА 2019 // АЛЕКСЕЙ БОЛГАРОВ, ПЕТР ФИЛИППОВ
Вопрос совсем не праздный. Наш народ 70 лет жил с идей коммунизма (или хотя бы социализма «с человеческим лицом»). А за предпринимательство в СССР полагался тюремный срок. Полки наших магазинов были пусты, за всем стояли огромные очереди, а советское, как мы хорошо знали, не значило – отличное. Преимущества экономики, основанной на рыночных отношениях и частной собственности, доказаны мировым опытом. Там, где существуют правовые государства и есть реальные гарантии собственности, где у власти находятся не «опричники», а политики, выигравшие честные выборы в конкурентной борьбе, уровень жизни простых людей в разы выше, чем в любой социалистической или авторитарной (по сути – феодальной или корпоративной) стране, подобной России. Ни одно государство, сделавшее ставку на ту или иную форму общественной собственности на средства производства, в клуб «золотого миллиарда» до сих пор еще не попадало.