Что делать?
27 марта 2019 г.
О чем предупреждал Даниил Дондурей
11 ДЕКАБРЯ 2017, ПЕТР ФИЛИППОВ

ТАСС

Почему попытка построить в России в 90-х годах современное демократическое государство вновь обернулась созданием средневекового авторитарного правления царя-президента? Потому что так захотела его правящая элита, олигархи. Но это соответствовало и пониманию «как должно быть» в головах российского народа. Воззрения большинства россиян приводят проевропейски настроенных интеллигентов в ужас. Несколько лет назад в своем выступлении на Пермском экономическом форуме Даниил Дондурей приводил страшные цифры:

По количеству студентов на 10 тыс. населения мы находимся на первом месте в мире, а по объему производимой инновационной продукции — на 61-м. Российская общественная мысль так и не смогла найти аргументы: посчитать и с расчетами в руках доказать, что человек умный, правильно спрограммированный, «с мозгами» — куда более эффективный актив экономики, чем просто образованный.

Дондурей обращал внимание на те «невидимые стены» и коридоры, которые выстроены и укреплены в головах подавляющего большинства наших соотечественников всех возрастов, национальных, образовательных и имущественных групп. Преодолеть такие препятствия очень сложно. В контексте влияния на национальную экономику они никогда не рассматриваются. Нет и публичного акцентирования этой проблемы. А значит — нет и политического и профессионального заказа на соответствующие исследования, получение сопоставимых данных.

Дондурей приводит лишь некоторые примеры мировоззренческих сбоев россиян.

Во-первых, это массовое неприятие ныне действующих (в соответствии с Конституцией) самих принципов и условий нынешней жизни. По опросам последних лет, 57 процентов населения хотели бы введения государственного контроля за ценами, почти 80 процентов не уважают владельцев частных предприятий, особенно крупных, более трети до сих пор вообще не принимают рыночные отношения, ненавидят их.

Во-вторых, в кардинально изменившем свою экономическую и политическую систему обществе низвергнутые устои ценностно вовсе не отторгнуты. Постоянно не только воспроизводятся «старые песни о главном», но и мириады повседневных сравнений в пользу прошлого. Двадцать лет, конечно, не 40, как у Моисея, но в отличие от библейского героя никто и не собирается ментально выводить собственный народ — по меньшей мере, две трети его — с территории социализма.

В-третьих, мы уже, естественно, не замечаем всеобщего привыкания к плутовству во всех его видах, к зарплатам в конвертах (тогда это было еще 11 процентов от ВВП — ред), мошенничеству. А там, где теневая экономика, там появление того, что философ Александр Рубцов назвал «теневой идеологией». Конечно же там и двойная мораль. Более 51 процента граждан терпимо относятся к коррупции, сам механизм которой с ее искусственно созданными дефицитами, изящным и повсеместным отказом от конкуренции, конечно же, имеет прямое и универсальное культурное происхождение.

В-четвертых, отсутствие чувства социальной солидарности, кооперации, доверительного взаимодействия. По показателям благотворительности население России плетется в хвосте (в 2017 году — на 124 месте из 139; рейтинг CAF). На трудовую мотивацию не может не влиять то обстоятельство, что большинство россиян не доверяют никому, кроме собственной семьи. Мы чемпионы по количеству самоубийств среди детей и подростков, детской порнографии в Интернете. В любом отделе по работе с персоналом будут расспрашивать о семейном положении нанимаемого работника, но редко о ценностных приоритетах. Людям внушают: не только предприниматели, но и муж с женой могут «заказывать» друг друга. На телевидении есть программы, где без доли неловкости демонстрируются добытые скрытой камерой свидетельства повсеместной неверности супругов, достигается привыкание к таким проверкам.

В-пятых, конечно же, огромный ментальный барьер — этнокультурная нетерпимость: 58% граждан желают ограничить поток рабочих из соседних стран (Левада-Центр, лето 2017 г.). Большинство ассоциирует понятие «патриотизм» исключительно с победами — в войнах и спорте, редко с достижениями в мирных обстоятельствах. За последние годы восстановлен интерес к Сталину как главному герою, суперзвезде, а значит, лучшему продавцу рекламного времени в России — половина граждан (ФОМ, май 2017 г.) считают его роль в истории страны положительной. (В 1991 году таких было 12 процентов.)

Но самыми труднопреодолимыми даже не барьерами, а длиннющими полосами препятствий, выстроенными, точнее, выращенными, в головах миллионов, представляются: невиданная в истории России алчность на фоне негласного общенационального согласия на заработки за счет разрушения морали. И как следствие — расползание сдерживающих варварские побуждения этических скреп.

Наши экономисты и социологи не оценивают мировоззренческие активы и пассивы российской экономики, их как бы и нет вовсе. Легче думать, что достаточно уменьшить административное давление, обеспечить должный правопорядок, контроль за всем и вся — и модернизация осуществится. Оттого и коррупция не воспринимается как негласный общественный договор о компенсации неэффективной системы управления. Если у нас требуется, к примеру, 304 дня на согласование документов на новое строительство, в то время как в США — 40 дней, а в Европе — 58, то разве это нормально? Наши властители потому и не хотят рассматривать коррупцию как главную экономическую драму России, как печальный культурный феномен российского народа. Зачем, если власти она выгодна?

Даниила Дондурея сегодня с нами уже нет. Но задача, которую он поставил перед реформаторами, не потеряла своей актуальности. Нужна программа, книги, фильмы и телеролики, которые послужат лекарством для средневековой российской ментальности. Есть надежда, что, когда придет новый период модернизации нашего общества, мы сможем общими усилиями воздействовать на нашу ментальность, на склонность к воровству и казнокрадству. Другого пути из нищеты и бесправия нет. Ведь получилось это в Японии, Германии, Сингапуре и Южной Корее, Румынии. Сейчас этот процесс перевоспитания довольно успешно идет в Китае. Неужели россиянам он не под силу?

В статье использованы материалы выступления Даниила Дондурея на Пермском экономическом форуме

Фото: Россия. Москва. Главный редактор некоммерческого партнерства "Редакция журнала "Искусство кино" Даниил Дондурей во время заседания Совета по развитию гражданского общества и правам человека при президенте РФ. ТАСС/ Артем Коротаев














РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Особенная идентичность
26 МАРТА 2019 // ВЛАДИСЛАВ ИНОЗЕМЦЕВ
«Россия как одна из тех стран, которые столетиями шли своим собственным путем, и как держава, на протяжении большей части ХХ века олицетворявшая наиболее заметную альтернативную версию истории, не могла не оказаться в центре дискуссии о “нормальности”. Но любые нормы подвижны, как изменчивы и общества, поэтому, если та или иная страна существенно выделяется на фоне прочих, ей не обязательно должен выноситься приговор ненормальности. Куда более важным, на мой взгляд, является вопрос о векторе развития», — пишет Владислав Иноземцев во введении в свою книгу «Несовременная страна. Россия в мире XXI века».
Зачем нам богатые предприниматели?
25 МАРТА 2019 // АЛЕКСЕЙ БОЛГАРОВ, ПЕТР ФИЛИППОВ
Вопрос совсем не праздный. Наш народ 70 лет жил с идей коммунизма (или хотя бы социализма «с человеческим лицом»). А за предпринимательство в СССР полагался тюремный срок. Полки наших магазинов были пусты, за всем стояли огромные очереди, а советское, как мы хорошо знали, не значило – отличное. Преимущества экономики, основанной на рыночных отношениях и частной собственности, доказаны мировым опытом. Там, где существуют правовые государства и есть реальные гарантии собственности, где у власти находятся не «опричники», а политики, выигравшие честные выборы в конкурентной борьбе, уровень жизни простых людей в разы выше, чем в любой социалистической или авторитарной (по сути – феодальной или корпоративной) стране, подобной России. Ни одно государство, сделавшее ставку на ту или иную форму общественной собственности на средства производства, в клуб «золотого миллиарда» до сих пор еще не попадало.
РФ как вертикаль власти плюс коррупция всей страны; есть ли выход?
24 МАРТА 2019 // ИГОРЬ ЧУБАЙС
Между рецензией и листовкой (Письмо из Москвы)        Вводя в тему. Читать ученые книги, да еще не из своей области исследований – занятие любимое не всеми. Но иногда чтение экономических трудов оказывается действительно полезным и не экономистам. К тому же в данном случае один из авторов новой, коллективной работы – «Экономика России: что происходит и что делать» – всячески рекомендовал мне свое исследование. И этого автора я знаю как самого лучшего специалиста по налоговой системе и ее реформированию. Сразу уточню, речь в книге идет не столько о налогах, сколько в целом об экономической политике и экономической ситуации в нашей стране.
Горизонтальная Россия. Германия как воплощение русской мечты
18 МАРТА 2019 // ДМИТРИЙ ГУБИН
Германия вообще очень похожа на воплощение русской мечты о справедливой жизни. Достаток, социальные гарантии, добротность быта без особых ухищрений: в биргартенах все сидят на общих скамьях за общими столами, хотя кое у кого есть лошади или самолет. Но главное — обилие горизонтальных общественных связей. Основа немецкой жизни — Verein, ферайн: общество, кружок, союз. Ферайны здесь всюду. Вот во дворике играет оркестр почтовых рожков: ферайн, никаких сомнений. Есть ферайны рыболовов и охотников, кукольных мастеров и меломанов, а я на днях получил приглашение прогуляться по ночному лесу при свете факелов (устраивает лесолюбный ферайн).
В российском государстве не должно быть самодержавия!
13 МАРТА 2019 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Россия — государство авторитарное, самодержавное, с монопольной властью президента. Президент у нас мало чем отличается от царя. Но для большей части россиян авторитаризм, монархизм, диктатура, «карманный» суд и произвол власти — явления привычные, корнями уходящие в историю народа. Теплится у людей только надежда на чудо, на доброго царя-президента, который будет подписывать указы и законы не ради выгоды своих друзей и опричников, а для пользы простого народа. Но скромные авторитарные правители, думающие прежде всего о своем народе, как ЛИ Куань Ю, к сожалению, встречаются крайне редко.
Гражданский долг по нашему и по европейски
13 МАРТА 2019 // ГЕННАДИЙ ПОГОЖАЕВ
Российское общество много веков зиждется на пассивности людей, управляемых своекорыстной элитой. Те, кто пытался отстоять свои интересы, в глазах современников выглядели опасными смутьянами: что господам можно, то холопам запрещено. Существует представление, будто верховная власть – от Бога или, лучше сказать, наместник Бога на земле. При этом царь хороший, а бояре плохие. В России люди привыкли ругать власть на кухнях и писать царю челобитные.
Тернистая дорога к справедливому суду
12 МАРТА 2019 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Как показывают исследования Левада-Центра, большинство россиян предпочитает иметь во главе страны правителя «от Бога» (не важно, как его называть — фараоном, царем или несменяемым президентом), не подчиненного ни парламенту, ни результатам выборов. Мы до сих пор не ушли от средневекового и советского сознания, живем в условиях «силовой цивилизации», где закон, «что дышло», а указание начальства важнее  закона. На страже авторитарного правления стоят многочисленные  «опричники» и суд, лояльный президенту.
Чему учить? Кому учить? Как учить?
4 МАРТА 2019 // ИОСИФ СКАКОВСКИЙ
Пожалуй, нет другого общественного института, которым люди были бы так недовольны на протяжении всей своей истории, как школа. Много ли в мировой литературе привлекательных образов учителей? Много ли взрослых, добрым словом поминающих школу, где они учились? Кого-то из  учителей ещё помянут добром, но школу… Много ли родителей, которые довольны школой, где учатся их отпрыски?
Почему одни страны богатые, а другие бедные. Часть IV (дайджест)
4 МАРТА 2019 // ГЕННАДИЙ ПОГОЖАЕВ
  Инклюзивные политические и экономические институты не появляются из ниоткуда. Часто они возникают на фоне серьёзного конфликта тех, кто поддерживает экономический рост, и тех, кто на тот момент обладает политической властью. Инклюзивные институты зарождаются при наступлении исторических точек перелома, таких как Славная революция в Англии — то есть тогда, когда определённые факторы приводят к ослаблению правящих кругов и усилению оппозиции и в результате возникают стимулы для построения более плюралистического общества.
Что творят наши правители?
1 МАРТА 2019 // ВАЛЕРИЙ СОЛОВЕЙ
«Что они творят?!» — весьма распространенная оценка действий российского руководства. Его поступки зачастую кажутся странными и непонятными не только широкой общественности, но и экспертам. Между тем, за ними стоит логика специфического стиля мышления, пусть даже изначальная аксиоматика этой логики кажется сомнительной. Итак, три источника и три составные части мышления правящей группы российской элиты: традиционная российская стратегическая культура; профессиональная социализация данной группы; индивидуальный профиль президента Путина и субкультура его ближайших соратников.