Окно в Париж с видом на Тегеран
10 ЯНВАРЯ 2018, АДЕЛЬ КАЛИНИЧЕНКО

ТАСС

Я почти никогда не храню своих блокнотов, потому что давно поняла сиюминутность любых, даже самых драгоценных некогда записей. Но этот «блокнот», вернее пару его «страниц», сохранила. Во-первых, это моё ноу-хау на случай, если секьюрити сразу на входе требует сдать на хранение сумку со всей необходимой записывающей и фотографирующей техникой, а во-вторых, с помощью этой реликвии хотелось бы оставить вещественную память о знаменательном событии. Ведь оно в некоторой степени есть ключ к разгадке важной тайны: почему мы, россияне, как бы не совсем от мира сего? В данном контексте под словом «сей» яподразумеваю тот мир, где добро борется со злом, «свобода с несвободой», милосердие с жестокостью, справедливость с несправедливостью — и все это в конечном итоге ради человеческого достоинства и будущего своих детей. Главное же: почему нам по большому счёту все эти антитезы вообще «по барабану»?

Итак, из Парижа, вернее, из его пригорода Таверни с митинга иранской оппозиции в изгнании под эгидой Национального совета сопротивления Ирана (НССИ), вместо банальных блокнотов, исписанных моими каракулями, тогда, летом 2010 года, я привезла несколько странных папирусов, а точнее, кусков картона. На этих картонках в течение пяти часов под палящим солнцем на одной из трибун гигантского стадиона, вместившего десятки тысяч противников тогдашнего режима Ахмадинежада, я записывала выступления лидеров иранской оппозиции и интервью с рядовыми участниками митинга. Они же, будучи моими соседями по трибуне, приносили мне, как птицы в клюве, эти большие картонки каждый раз, когда очередная картонная коробка с бесплатными бутербродами становилась пустой, и даже время от времени держали над моей головой зонтик от солнца. На зонтике по-английски было написано «Демократия с Мирьям Раджави».

В 1993 году эта женщина была избрана президентом Ирана в изгнании, она довольно популярна среди иранских оппозиционеров-радикалов. Справедливости ради надо сказать, что у этой организации весьма противоречивая история. В 1960-х годах ее сформировали студенты, стремившиеся противостоять чрезмерному влиянию США и их союзников в шахском Иране. Западные СМИ в дальнейшем не раз писали о некоей смеси марксизма и ислама в ее идеологии. Первоначально поддержав исламскую революцию, в 1997 году эта группировка была официально внесена Госдепартаментом США в список террористических организаций. Позднее Вашингтон неоднократно заявлял о ее связях с «Аль-Каедой». Однако после вторжения американских войск в Ирак «Моджахеддин-э Хальк» заключила с Америкой перемирие, и за океаном ее членов перестали считать террористами. В 2009 году ЕС также исключил эту группировку из списка террористических. Действительно, как-то трудно увязываются в сознании понятие «терроризм» и декларируемая Мирьям Раджави приверженность принципам демократии, уважения прав человека, равноправия женщин, мира и дружбы со всеми народами, включая Государство Израиль.

Не удивительно поэтому, что только по подозрению в причастности к этой организации в Иране были казнены и брошены в тюрьмы сотни тысяч противников действующего режима.

…Немолодой мужчина по имени Ками в конце семидесятых изучал в тегеранском университете международное право. Сразу после революции 1979 года эмигрировал в Германию. С тех пор всеми доступными для оппозиционера в изгнании методами борется с «режимом мулл» за установление на его родине свободного и демократического строя.

Тогда же уехал из страны его товарищ Аши, инженер по образованию. Покуда шёл митинг, к ним подходили соотечественники, живущие во Франции, в Англии, в Швеции… Я видела, как, обнявшись, плачут уже немолодые мужчины. Им было, по ком плакать…

Ками рассказывал мне, какие немыслимые пытки применяются к умирающим от жажды, голода и духоты оппозиционерам в переполненных тюрьмах Ирана. Как под тюремные камеры переоборудованы подвалы многих домов, потому что тюрем «катастрофически» не хватает: всех, кто борется с ненавистным режимом, в буквальном смысле «не перевешаешь».

Я спросила Ками о том, что для меня было тогда и остается сейчас, в январе 2018 года, когда я снова слышу новости из непокорного Ирана, загадкой: почему люди не боятся открыто протестовать? Хотя они прекрасно понимают, что за этот протест заплатят жизнью или в лучшем (?) случае попадут на многие годы в кошмар застенков, откуда если когда-нибудь и выйдут, то беззубыми, немощными стариками. Так почему же они идут на это по сути самоубийство? Им что, как у нас в России говорят, жить надоело?

«Им надоело жить, не уважая себя, — ответил мне человек, — и ещё они знают, что бесплатно свобода не раздаётся. Но люди платить готовы…» «Но ведь Иран так отсюда далеко и вряд ли при нынешних условиях “звукопроницаем”», — выразила я свои сомнения в эффективности этой хотя и мощной, но оторванной от места действия акции.

«Они нас всё равно слышат», — ответили мне…

Звучала Марсельеза, и как-то совершенно органично с этим гимном свободе человеческого духа на всех трибунах развевались сиреневые флаги с изображением золотого льва на фоне солнца, символизирующего будущий, непременно когда-нибудь свободный Иран.

ТАСС

К сожалению,послесловие у этой истории вышло совсем из другой оперы, точнее, из другого кино. Кино же это, причём совершенно гениальное, называлось «Окно в Париж». Попытайтесь представить, заставив своё воображение работать на пределе возможностей, как среди тысяч этих счастливых и одухотворённых лиц, олицетворяющих собой пусть иллюзорную, но неизбежность победы добра над злом, появляется Горохов и компания, которых в фильме Юрия Мамина играли блистательные Нина Усатова и Виктор Михайлов. Только гороховых этих на стадионе было не двое, а набиралось (откуда только взялись?) несколько десятков. Какое они имели отношение к иранской оппозиции в изгнании — вопрос. Просто, вероятно, ввиду распространённости вида проникновение его представителей в массовое скопление неважно по какому поводу собравшихся людей было неизбежным. Гримаса закона больших чисел, должно быть.

Наши люди, деловито пробираясь сквозь заполненные ликующим народом трибуны, всё, что попадало им под руку, извините, «тырили». У кого-то из этого десанта в обеих руках были пластиковые упаковки с колой — по двадцать в каждой, у других — большие коробки с бутербродами, у третьих — охапки бесплатных зонтов, заботливо разложенных организаторами на трибунах, соломенные шляпы по десяток на брата и т.д.

Гуськом-гуськом товарищи тянулись к выходу, с гордым видом минуя несколько обескураженных стражей исламской секьюрити. Догоняю и задаю нескромный вопрос:

- Уважаемые соотечественники, как вы относитесь к режиму мулл?

- Чё-чё?..

- Понятно. Второй вопрос: зачем вам такое количество бутербродов? Ведь уже завтра этот «сухой паёк» высохнет и испортится.

- Высохнет — выбросим. Не ваша забота.

Факт: забота была не моя, вот только «папирусу» со дна этих коробок с бутербродами уж точно не суждено было стать страницами моего «блокнота»...


Фото: 1. Siavosh Hosseini/Zuma\TASS
2. Gregorio Borgia/AP/TASS













  • Алексей Макаркин: ...реально это не единое государство, а просто несколько небольших шагов в сторону интеграции, которые никак не угрожают власти Лукашенко...

  • Коммерсант: ...речь идет о довольно радикальном проекте: это частичная экономическая интеграция на уровне не менее чем в Евросоюзе...

  • eugen1962: Такой, вот, кунштюк Лукашенко удумал - продать страну "за бочку нефти". А как иначе думать при этакой фактуре?

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Прямая речь
16 СЕНТЯБРЯ 2019
Алексей Макаркин: ...реально это не единое государство, а просто несколько небольших шагов в сторону интеграции, которые никак не угрожают власти Лукашенко...
В СМИ
16 СЕНТЯБРЯ 2019
Коммерсант: ...речь идет о довольно радикальном проекте: это частичная экономическая интеграция на уровне не менее чем в Евросоюзе...
В блогах
16 СЕНТЯБРЯ 2019
eugen1962: Такой, вот, кунштюк Лукашенко удумал - продать страну "за бочку нефти". А как иначе думать при этакой фактуре?
Россия – Беларусь. Когда факт утечки важнее ее содержания
16 СЕНТЯБРЯ 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
В понедельник газета «Коммерсант» обнародовала интеграционные планы правительств России и Беларуси. В начале месяца стало известно, что премьеры обеих стран согласовали документ, который называется «Программа действий Беларуси и Российской Федерации по реализации положений договора о создании Союзного государства». Тут важно отметить, что государство это не шатко, не валко  «создается» уже двадцать лет, а периодическая активизация усилий в этом направлении всегда обусловлена актуальной политической повесткой. Нынешний всплеск интеграционных процессов эксперты вполне обоснованно связывают с проблемой пролонгации Владимиром Путиным своих властных полномочий после 2024 года.
Протест в Гонконге побеждает. Это плохая для Кремля новость
5 СЕНТЯБРЯ 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
В минувшую среду глава администрации Гонконга Кэрри Лам заявила о том, что закон об экстрадиции, который стал первопричиной массовых уличных демонстраций в Гонконге, отозван. То есть он не убран в стол, не заморожен, этого закона больше нет. Все обозреватели сходятся во мнении, что, несмотря на то, что выполнено всего одно требование демонстрантов из пяти, это большая и крайне важная победа горожан. Очевидно, что Китай пока отступил. Впрочем, возможно, это лишь тактическая уловка. Всего за день до отзыва скандального закона председатель КНР Си Цзиньпин заявил о неослабевающей готовности руководства страны «решительно бороться с любыми вызовами, угрожающими суверенитету и безопасности Китая».
Прямая речь
5 СЕНТЯБРЯ 2019
Алексей Макаркин: Если бы отмена законопроекта последовала бы сразу за началом протестов, то их удалось бы сбить, расколов протестующих на умеренных и радикальных. Но сейчас это не получается.
В блогах
5 СЕНТЯБРЯ 2019
matsam: Вот так надо бороться за свои права... И конечно мудрое китайское руководство, просчитавшее и взвесившее все за и против.
В СМИ
5 СЕНТЯБРЯ 2019
РБК: Гонконгские власти окончательно отозвали законопроект об экстрадиции. Об этом сообщила глава администрации Гонконга Кэрри Лам.
Наследники Сталина обиделись на Польшу
2 СЕНТЯБРЯ 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
В Польше отмечается восьмидесятилетие начала Второй мировой войны. В минувшее воскресенье в приграничном городе Велюнь, на который первым обрушилась немецкая авиация, церемония с участием президентов Польши и ФРГ Анджея Дуды и Франк-Вальтера Штайнмайера началась с минуты молчания. Во время своего выступления президент Польши, отметив, что старт самой страшной в истории войны был дан бомбардировкой мирного города, в котором за считаные минуты погибли больше тысячи мирных граждан, в частности заявил: «Вторая мировая война началась с военного преступления… Это было сделано намеренно, чтобы продемонстрировать, что это будет война до уничтожения».
Прямая речь
2 СЕНТЯБРЯ 2019
Никита Соколов: Непонятно, чему наши политики возмущаются. Они же сами утверждают, что СССР не участвовал в начале Второй мировой войны...