Что делать?
27 марта 2019 г.
Неоколониализм на практике. Проверки активов нерезидентов в Великобритании и США

ТАСС

В декабре 2015 года международная неправительственная организация Global Financial Integrity (GFI) опубликовала доклад «Illicit Financial Flows from Developing Countries: 2004-2013», посвящённый нелегальному вывозу капитала. Исследование охватывает период 2004-2013 гг. и включает развивающиеся страны, бывшие социалистические страны Центральной и Восточной Европы, а также постсоветские государства, в том числе Россию (всего 149 стран). 

В целом за 10 лет утечка капитала составила 7,85 трлн долл., при этом темпы прироста нелегального вывоза капитала стали вдвое выше темпов роста мировой экономики. Главным каналом утечки, по мнению экспертов GFI, являются махинации с таможенным декларированием экспорта и импорта, занижение цен экспортных товаров и завышение цен импортных (83% от общего нелегального оттока средств). 

За 2004-2013 гг. незаконный экспорт капитала из стран Азии составил 38,8% от общего объема сомнительных операций в мире, из стран Европы, отнесенных к категории «развивающихся», — 25,5%, из Западного полушария — 20,0%. Лидируют в этой области финансовых операций Китай и Россия. Всего за десятилетие из КНР было нелегально выведено 1,392 трлн долл., из РФ — 1,049 трлн долларов. Среднегодовой объём вывоза капитала по России в последние десять лет достигал примерно 105 млрд долларов. Это много. В 2014 году Банк России официально зафиксировал в платежном балансе чистый отток капитала из страны в размере 153 млрд долл., что стало рекордом. При этом значительная часть нелегального вывода капитала в платежном балансе РФ вообще не находит отражения. 

В первую десятку лидеров по нелегальному вывозу капитала вошли также (млрд долл. за десятилетие): Мексика — 528,4; Индия — 510,2; Малайзия — 418,5; Бразилия — 226,6; ЮАР — 209,2; Таиланд — 191,7; Индонезия — 180,7; Нигерия — 178,0.

Масштабный исход «серых» капиталов из России/СССР начался еще в конце 80-х гг. ХХ века, когда была отменена государственная валютная монополия, государственная монополия внешней торговли, предприятия получили право свободного выхода на мировой рынок, расцвели жульнические схемы вывода денег из бюджетной сферы. Неслучайно именно в 1989 году, когда экономику СССР успешно разваливали, лидеры G7 инициировали создание Группы разработки финансовых мер по борьбе с отмыванием денег (ФАТФ). Сегодня в мире существуют 228 национальных систем противодействия отмыванию преступных доходов и финансированию терроризма, находящихся под неформальным патронажем ФАТФ. 

Несмотря на то что за последние три десятилетия было подписано множество международных конвенций и соглашений о предотвращении нелегального перемещения капитала между странами, принята куча национальных законов по борьбе с отмыванием денег, «черным» и «серым» бизнесом, нелегальные потоки капитала увеличились. Ответственность за это ложится как на страны, откуда происходит бегство капитала, так и на страны, принимающие беглые капиталы. Конечно, часть капитала уходит в офшоры, но большинство офшоров находится под контролем США и Великобритании. 

Долгое время Запад подходил к решению задачи пресечения нелегального трансграничного перемещения капитала достаточно формально. Для некоторых западных стран приток нелегального капитала оказывается сопоставимым по масштабам с получаемыми «белыми» инвестициями. 

Сейчас, однако, положение меняется. На Западе уже склоняются к тому, чтобы начать подходить к борьбе с нелегальными «инвестициями» всерьёз. Это обусловлено стремлением получить в свои руки дополнительные инструменты давления на Китай и Россию. Одним из таких инструментов могут стать конфискации или аресты имущества юридических и физических лиц этих стран. В качестве объектов конфискаций в первую очередь рассматриваются активы, которые носят сомнительный характер, хотя их «сомнительность» до поры до времени никого на Западе не смущала. Раньше других к экспроприации приступили Великобритания и США. Основные формы нелегальных «инвестиций» в этих странах — банковские депозиты, акции и другие корпоративные бумаги, недвижимость. 

Ещё год назад банки Великобритании начали требовать от нерезидентов, причем лишь российского происхождения, предоставлять отчеты о происхождении денег, размещенных на счетах этих банков. Клиентов банков предупредили: если веские подтверждения законности получения доходов не будут представлены, то счета будут заморожены, причём для этого даже не потребуется решения суда. А вот разморозить средства на счете и вывести их за пределы Великобритании держатель счета сможет только по решению суда. Конечно, случаи замораживания и даже конфискации средств россиян в зарубежных банках случались и раньше, но до сих пор это происходило лишь после вынесения судебного решения. 

В январе 2016 года к борьбе с нелегальными «инвестициями» решили приступить США. Минфин США объявил, что с 1 марта его структурное подразделение FinCEN (Financial Crimes Enforcement Network), называемое в народе финансовой разведкой, начинает проверку сделок по фешенебельной недвижимости, купленной за наличные деньги. Цель проверки — выявить настоящих владельцев этой собственности. В качестве первого шага проверке подвергнется вся дорогая недвижимость Манхэттена и округа Майами-Дейд на юге штата Флорида. 

В США почти 80% недвижимости приобретается в кредит, такие сделки абсолютно прозрачны. В то же время покупатели, желающие заплатить наличными, могут оставаться анонимными. Похоже, что власти США специально культивировали «серые» сделки с недвижимостью, создавая благоприятный «инвестиционный климат» для анонимов из-за границы. В США возникли специальные компании, которые помогали таким лицам оформлять анонимные покупки недвижимости. Ни у кого не возникает сомнений, что как минимум 90% анонимных сделок с недвижимостью осуществлялось в интересах нерезидентов. Анонимов не смущало даже то, что по таким сделкам надо было платить повышенные налоги на недвижимость. За конфиденциальность богатые иностранные клиенты платить готовы. По мнению ряда экспертов, сохранение возможности анонимных сделок отчасти помогло восстановить рынок американской недвижимости, рухнувший в 2007-2008 годах. 

По завершении первого этапа кампании Минфин США планирует начать вторую фазу: выявить анонимных владельцев недвижимости в Вашингтоне (округ Колумбия) и Калифорнии. В более далекой перспективе запланированы проверки в Делавэре, Неваде и Вайоминге. В указанных штатах существует режим наибольшего благоприятствования для анонимных инвесторов. Он позволяет собирать в бюджеты штатов хорошие налоги от продажи элитной недвижимости. Под особым прицелом находится Лас-Вегас (штат Невада), ставший Меккой для коррупционеров и теневых бизнесменов всего мира. 

Формально финансовая разведка не собирается самостоятельно заниматься поиском анонимных инвесторов, или конечных бенефициаров сделок по покупке недвижимости. FinCEN даже не будет работать напрямую с компаниями-риэлторами, поскольку те могут иметь данные лишь о специальных компаниях-прокладках, действующих в интересах конечных бенефициаров. Раскручивание всей цепочки сделок — дело достаточно сложное. Слабым звеном в «серых» схемах операций с недвижимостью оказываются страховые компании, без которых не может обходиться ни одна покупка. Именно они располагают информацией о конечных бенефициарах, которым причитаются выплаты в случае наступления разного рода страховых случаев. Им Минфин и будет посылать запросы, требуя раскрыть информацию о реальных владельцах элитной недвижимости. 

Предположим, Минфин США получает такую информацию. А что дальше? Судебных санкций против выявленных владельцев сразу не последует. Следующим шагом станет обнародование через СМИ информации о владельце и его недвижимости. Что-то наподобие публичного компромата с расчётом на то, что эстафету расследования подхватят антикоррупционные и другие ведомства страны, из которой происходит конечный бенефициар. Еще до начала кампании эксперты предсказывают результаты проверки: подавляющее количество конечных бенефициаров будет из Китая и России. 

Эксперты также не исключают, что раскрытие информации по таким лицам может быть выборочным. Если это, например, действующий чиновник высокого ранга, то полученный компромат может быть не обнародован, а использован для вербовки американскими спецслужбами. 

Обращают на себя внимание особенности американской модели борьбы с нелегальными капиталами. В Европе (за исключением Великобритании и до недавнего времени Швейцарии) акцент давно уже сделан на предотвращении поступления нелегальных капиталов в экономику. То есть были созданы фильтры на входе системы. В США на сегодняшний день входные фильтры отсутствуют. Вот самые свежие данные. Мэрия Нью-Йорка объявила, что только во второй половине 2015 года на Манхэттене зарегистрировано 1045 продаж объектов жилой недвижимости стоимостью более 3 млн долл. каждый на общую сумму около 6,5 млрд долларов. Никаких проверок указанных сделок не проводилось. Минфин США подчеркивает, что и в дальнейшем никаких входных фильтров он устанавливать не планирует. Аналогичная модель работает и в Великобритании. 

Короче говоря, в США и Великобритании борьба с теневым капиталом и отмыванием грязных денег в высшей степени политизирована. По сути это балансирование между сохранением режима наибольшего благоприятствования для беглых капиталов со всего мира и использованием антикоррупционных настроений в обществе для решения американскими и британскими властями своих политических задач.


Фото: ТАСС/Интерпресс/Юрий Рубин












РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Особенная идентичность
26 МАРТА 2019 // ВЛАДИСЛАВ ИНОЗЕМЦЕВ
«Россия как одна из тех стран, которые столетиями шли своим собственным путем, и как держава, на протяжении большей части ХХ века олицетворявшая наиболее заметную альтернативную версию истории, не могла не оказаться в центре дискуссии о “нормальности”. Но любые нормы подвижны, как изменчивы и общества, поэтому, если та или иная страна существенно выделяется на фоне прочих, ей не обязательно должен выноситься приговор ненормальности. Куда более важным, на мой взгляд, является вопрос о векторе развития», — пишет Владислав Иноземцев во введении в свою книгу «Несовременная страна. Россия в мире XXI века».
Зачем нам богатые предприниматели?
25 МАРТА 2019 // АЛЕКСЕЙ БОЛГАРОВ, ПЕТР ФИЛИППОВ
Вопрос совсем не праздный. Наш народ 70 лет жил с идей коммунизма (или хотя бы социализма «с человеческим лицом»). А за предпринимательство в СССР полагался тюремный срок. Полки наших магазинов были пусты, за всем стояли огромные очереди, а советское, как мы хорошо знали, не значило – отличное. Преимущества экономики, основанной на рыночных отношениях и частной собственности, доказаны мировым опытом. Там, где существуют правовые государства и есть реальные гарантии собственности, где у власти находятся не «опричники», а политики, выигравшие честные выборы в конкурентной борьбе, уровень жизни простых людей в разы выше, чем в любой социалистической или авторитарной (по сути – феодальной или корпоративной) стране, подобной России. Ни одно государство, сделавшее ставку на ту или иную форму общественной собственности на средства производства, в клуб «золотого миллиарда» до сих пор еще не попадало.
РФ как вертикаль власти плюс коррупция всей страны; есть ли выход?
24 МАРТА 2019 // ИГОРЬ ЧУБАЙС
Между рецензией и листовкой (Письмо из Москвы)        Вводя в тему. Читать ученые книги, да еще не из своей области исследований – занятие любимое не всеми. Но иногда чтение экономических трудов оказывается действительно полезным и не экономистам. К тому же в данном случае один из авторов новой, коллективной работы – «Экономика России: что происходит и что делать» – всячески рекомендовал мне свое исследование. И этого автора я знаю как самого лучшего специалиста по налоговой системе и ее реформированию. Сразу уточню, речь в книге идет не столько о налогах, сколько в целом об экономической политике и экономической ситуации в нашей стране.
Горизонтальная Россия. Германия как воплощение русской мечты
18 МАРТА 2019 // ДМИТРИЙ ГУБИН
Германия вообще очень похожа на воплощение русской мечты о справедливой жизни. Достаток, социальные гарантии, добротность быта без особых ухищрений: в биргартенах все сидят на общих скамьях за общими столами, хотя кое у кого есть лошади или самолет. Но главное — обилие горизонтальных общественных связей. Основа немецкой жизни — Verein, ферайн: общество, кружок, союз. Ферайны здесь всюду. Вот во дворике играет оркестр почтовых рожков: ферайн, никаких сомнений. Есть ферайны рыболовов и охотников, кукольных мастеров и меломанов, а я на днях получил приглашение прогуляться по ночному лесу при свете факелов (устраивает лесолюбный ферайн).
В российском государстве не должно быть самодержавия!
13 МАРТА 2019 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Россия — государство авторитарное, самодержавное, с монопольной властью президента. Президент у нас мало чем отличается от царя. Но для большей части россиян авторитаризм, монархизм, диктатура, «карманный» суд и произвол власти — явления привычные, корнями уходящие в историю народа. Теплится у людей только надежда на чудо, на доброго царя-президента, который будет подписывать указы и законы не ради выгоды своих друзей и опричников, а для пользы простого народа. Но скромные авторитарные правители, думающие прежде всего о своем народе, как ЛИ Куань Ю, к сожалению, встречаются крайне редко.
Гражданский долг по нашему и по европейски
13 МАРТА 2019 // ГЕННАДИЙ ПОГОЖАЕВ
Российское общество много веков зиждется на пассивности людей, управляемых своекорыстной элитой. Те, кто пытался отстоять свои интересы, в глазах современников выглядели опасными смутьянами: что господам можно, то холопам запрещено. Существует представление, будто верховная власть – от Бога или, лучше сказать, наместник Бога на земле. При этом царь хороший, а бояре плохие. В России люди привыкли ругать власть на кухнях и писать царю челобитные.
Тернистая дорога к справедливому суду
12 МАРТА 2019 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Как показывают исследования Левада-Центра, большинство россиян предпочитает иметь во главе страны правителя «от Бога» (не важно, как его называть — фараоном, царем или несменяемым президентом), не подчиненного ни парламенту, ни результатам выборов. Мы до сих пор не ушли от средневекового и советского сознания, живем в условиях «силовой цивилизации», где закон, «что дышло», а указание начальства важнее  закона. На страже авторитарного правления стоят многочисленные  «опричники» и суд, лояльный президенту.
Чему учить? Кому учить? Как учить?
4 МАРТА 2019 // ИОСИФ СКАКОВСКИЙ
Пожалуй, нет другого общественного института, которым люди были бы так недовольны на протяжении всей своей истории, как школа. Много ли в мировой литературе привлекательных образов учителей? Много ли взрослых, добрым словом поминающих школу, где они учились? Кого-то из  учителей ещё помянут добром, но школу… Много ли родителей, которые довольны школой, где учатся их отпрыски?
Почему одни страны богатые, а другие бедные. Часть IV (дайджест)
4 МАРТА 2019 // ГЕННАДИЙ ПОГОЖАЕВ
  Инклюзивные политические и экономические институты не появляются из ниоткуда. Часто они возникают на фоне серьёзного конфликта тех, кто поддерживает экономический рост, и тех, кто на тот момент обладает политической властью. Инклюзивные институты зарождаются при наступлении исторических точек перелома, таких как Славная революция в Англии — то есть тогда, когда определённые факторы приводят к ослаблению правящих кругов и усилению оппозиции и в результате возникают стимулы для построения более плюралистического общества.
Что творят наши правители?
1 МАРТА 2019 // ВАЛЕРИЙ СОЛОВЕЙ
«Что они творят?!» — весьма распространенная оценка действий российского руководства. Его поступки зачастую кажутся странными и непонятными не только широкой общественности, но и экспертам. Между тем, за ними стоит логика специфического стиля мышления, пусть даже изначальная аксиоматика этой логики кажется сомнительной. Итак, три источника и три составные части мышления правящей группы российской элиты: традиционная российская стратегическая культура; профессиональная социализация данной группы; индивидуальный профиль президента Путина и субкультура его ближайших соратников.