В оппозиции
26 февраля 2020 г.
Глоток свободы и его послевкусие

ТАСС

Беспрецедентный с 2011 года взрыв общественного возмущения, связанный с арестом журналиста-расследователя Ивана Голунова по наглому и чрезвычайно небрежно сфальсифицированному обвинению, весьма ясно продемонстрировал: отстроенная за 20 лет Владимиром Путиным система госуправления подходит к своему завершению (предсказывать как скоро это самое «завершение» наступит, сейчас вряд ли кто-нибудь рискнет). В полном соответствии с незабвенной формулой низы не хотят, а верхи не могут жить по-старому. Подведомственные граждане, даже те, кто еще вчера демонстрировал лояльность режиму, вдруг ощутили, что с них хватит. Хватит беспредела силовиков, которые могут по высосанному из пальца обвинению на много лет засадить любого: хоть миллиардера-инвестора Майкла Калви, хоть оппозиционного политика Навального, хоть журналиста Голунова. А также тысяч ни в чем не виноватых людей по необъятной России, все несчастье которых в том, что их бизнес или жена приглянулись местному прокурору или менту. Гражданам России явно надоел суд, давно ставший придатком ФСБ, МВД и Следственного комитета. Судя по событиям в Екатеринбурге, граждан России достало и насильственно внедряемое официальное православие, представляющее собой сращение бюрократии и мракобесия. А экологические протесты в Архангельской области показывают, что людям решительно надоело, что их будущее и будущее их детей зависит от корыстных кувшинных рыл из местной администрации. При этом происходит очевидное нарушение безумных законов, которые объявляют преступлением любое не одобренное самой властью выражение протеста. Выходящие на улицы люди стали игнорировать эти запреты.

Еще более показателен кризис наверху. Налицо ситуация, когда основы и скрижали путинского государства приходят в очевидное противоречие с насущными потребностями Кремля. Все двадцать лет главный начальник страны тщательно отстраивал систему, при которой власть «правоохранителей» незыблема. В результате с любым противником можно расправиться, предъявив любые бессмысленные обвинения. Естественно, опера и следователи, а также их начальники стали «немножко шить» дела не по приказу начальства, а «тильки для сэбе». Говорят, Майкла Калви арестовали по просьбе бизнесмена, который дружит с сыном важного путинского вельможи. Дело Ивана Голунова соорудили полицейские среднего звена по просьбе бандитов средней руки. В итоге с треском провалилось одно из важнейших для Путина мероприятий – Петербургский экономический форум. Главным событием форума, посвященного инвестированию в Россию, стало обсуждение судьбы инвестора, который был арестован. И глава государства не нашел ничего лучшего, кроме как повторить свою обычную жвачку про то, что наш самый справедливый в мире суд разберется. При том, что вполне провластные люди, вроде депутата Макарова, позволяют себе острить относительно того, что глава Следственного комитета Александр Бастрыкин является главным экономическим регулятором в стране. Подозреваю, не за горами время, когда Путину начнут смеяться в лицо, когда он в очередной раз скажет, что суд разберется. А последний день форума был сломан арестом Голунова. Ньюсмейкеров спрашивали не о блестящих экономических перспективах России, а о том, каждого ли жителя страны могут посадить, подсунув ему наркотики.

В эти дни Кремль может наблюдать, как это будет, когда власть зашатается всерьез. Сначала с кровавый режим заклеймят Собчак, Кудрин, Хабенский. А потом подключатся федеральные каналы. И мы узнаем, что все эти соловьевы-киселевы были на самом деле тайными лидерами оппозиции…  Между тем, происходящее, если вспомнить Черчилля, еще не начало конца, а всего лишь конец начала. У Кремля еще есть выбор – то ли отступить под давлением общества, то ли обрушить на него репрессии, всерьез закрутить гайки. Надо сказать, что Путин весьма тщательно отработал силовой вариант. Создана Нацгвардия, прямо подчиненная президенту. Ее соединения развернуты во всех субъектах федерации, а численность превышает численность Сухопутных войск. В отличие от августа 1991-го, армия и спецслужбы вполне довольны Кремлем и, похоже, готовы выполнить любой приказ.

А вот вдруг проявленная солидарность общества для защиты Ивана Голунова может этой защитой и ограничиться. Выход «Коммерсанта», «Ведомостей» и «РБК» с общей редакционной статьей, конечно, замечательное событие. Особо замечательна последняя фраза: «Мы требуем соблюдения закона всеми и для всех». Можно было бы предположить, что отныне это станет основой редакционной политики. Но – увы. В день выхода замечательной статьи один из сподвижников Алексея Навального Леонид Волков должен был выйти из спецприемника, где он отбывал 20 суток административного ареста за онлайн-трансляцию митингов против повышения пенсионного возраста, которые состоялись 9 сентября 2018 г. и сопровождались массовыми задержаниями. Однако Волкова не выпустили, ему предъявили новый протокол, по которому он получил еще 15 суток ареста: уже не за Москву, а за то, что он освещал (выполняя на самом деле журналистскую работу) акцию в Петербурге. А дальше правоохранители внаглую смогут составить еще восемь протоколов – по числу городов, где прошли протесты. И суд послушно проштампует это издевательство над правом. И из тех изданий, громко потребовавших вчера соблюдения закона всеми и для всех, сегодня лишь одно – «Ведомости» – рискнуло написать об издевательстве над Волковым.

Да, столкнувшись с искренним возмущением журналистского сообщества, власть решила отступить. Репортера всего лишь отправили под домашний арест по статье, которая однозначно требует СИЗО. По слухам, чтобы обеспечить ударное проведение телеобщения главного начальника с народом. Так что Голунова, может быть, и удастся отбить, но вот послужит ли эта история объединению оппозиции – большой вопрос…

 
Фото: Евгений Разумный/Ведомости/ТАСС













  • Андрей Колесников: Базовый принцип тут – никакое действие оппозиции не должно оставаться без ответа. И то, как именно тут поступили, это довольно изобретательное решение, технологически красивое.

  • Медуза: Сергей Кривенко, «Гражданин и армия»: ...хватать и забирать человека все равно незаконно. Армия — это не тюрьма. Они должны были просто начать снова его призывать.

  • Леонид Волков: В октябре они объявили ФБК иностранным агентом. В декабре они сотрудника ФБК принудительно отправили в суперсекретную военную часть, где С-400 на боевом дежурстве стоят.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Последнее слово Дмитрия Пчелинцева
12 ФЕВРАЛЯ 2020 // ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
Осужденного по делу "Сети"* на 18 (!) лет по сфабрикованному обвинению в создании террористической организации на основании полученных под пытками показаний: «Уважаемый суд, участники процесса. В принципе, всё, что я мог бы сказать, было уже неоднократно сказано, как мной, так и другими в процессе на судебном следствии, в прениях сторон. Наверное стоит сказать только о том, что все-таки, наверное, мы виновны. Но только виновны, конечно же, не в терроризме. Не только мы, а мы все, присутствующие здесь в зале суда, и те даже, кого здесь нет. Потому что, наверное, мы делали что-то неправильно, раз допустили, что у нас в стране такое возможно. И мы, видимо, очень долго двигаемся куда-то не туда, раз пришли… вот сюда...»
Оппозиционера Шаведдинова наказали армией и георграфией
25 ДЕКАБРЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Менеджер ФБК Руслан Шаведдинов был похищен из своей квартиры, в тот же день вывезен из Москвы и отправлен для прохождения срочной службы на архипелаг Новая Земля. Это было именно похищение, а не призыв в армию, поскольку Шаведдинов оказался на Новой Земле до того как был рассмотрен его очередной иск по обжалованию решения призывной комиссии. Навальный предположил, что план по изоляции Руслана Шаведдинова составлял лично Путин. Возможно, это преувеличение, но масштаб и стремительность спецоперации – в тот же день самолетом на Новую Землю, минуя сборный пункт и учебное подразделение, а также привлечение сил ФСБ и СКР для призыва обычного срочника – впечатляет.
Прямая речь
25 ДЕКАБРЯ 2019
Андрей Колесников: Базовый принцип тут – никакое действие оппозиции не должно оставаться без ответа. И то, как именно тут поступили, это довольно изобретательное решение, технологически красивое.
В СМИ
25 ДЕКАБРЯ 2019
Медуза: Сергей Кривенко, «Гражданин и армия»: ...хватать и забирать человека все равно незаконно. Армия — это не тюрьма. Они должны были просто начать снова его призывать.
В блогах
25 ДЕКАБРЯ 2019
Леонид Волков: В октябре они объявили ФБК иностранным агентом. В декабре они сотрудника ФБК принудительно отправили в суперсекретную военную часть, где С-400 на боевом дежурстве стоят.
В судах рождается поколение могильщиков режима
6 ДЕКАБРЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
В Москве — день приговоров. Судья Кунцевского суда Светлана Ухалева приговорила Егора Жукова за видеоролики, в которых он критиковал власть и призывал к ненасильственному протесту, к 3 годам условно. Плюс на два года запрет заниматься администрированием сайтов и схожими видами деятельности (то есть фактический запрет на пользование интернетом). А еще судья Ухалева приговорила к смертной казни керамическую фигурку лягушек, изъятую у Жукова во время обыска и либертарианский флаг, похищенный у него тогда же. Судья Тверского суда Мария Сизинцева приговорила к штрафу в 120 тысяч рублей Павла Новикова за удар пластиковой бутылкой по шлему нацгвардейца.
Прямая речь
6 ДЕКАБРЯ 2019
Николай Сванидзе: Скорее всего, власть удивляется резонансу, который возник вокруг дела Жукова и его личности. Конечно, как полноценную политическую фигуру его не воспринимают, слишком молод...
В СМИ
6 ДЕКАБРЯ 2019
"Коммерсант": Кунцевский районный суд Москвы приговорил фигуранта «московского дела» студента Высшей школы экономики (ВШЭ) Егора Жукова к трем годам колонии условно с испытательным сроком два года...
В блогах
6 ДЕКАБРЯ 2019
Кончтантин фон Эггерт: Система сломалась на 21-летнем студенте из Крылатского.
Верховный суд обслужил силовиков. «За права человека» ликвидировано
5 НОЯБРЯ 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
В минувшую пятницу Верховный суд удовлетворил иск Минюста и прекратил деятельность правозащитной организации «За права человека» на территории РФ. Движение, которое бессменно возглавляет один из наиболее авторитетных отечественных правозащитников Лев Пономарев, формально прекратило свое существование. Впрочем, сам Лев Александрович утверждает, что «движение продолжит свою работу и без юридического лица». Формальные претензии Минюста, поддержанные высокой судебной инстанцией, заключаются в том, что ЗПЧ, якобы, не в полном объеме предоставило отчет за первую половину текущего года как «организация, признанная иностранным агентом».