Что делать?
22 октября 2019 г.
Школы Финляндии – способны ли мы перенять опыт?
Нажмите на картинку, для того, чтобы закрыть ее


В последние 15-20 лет финские школы считаются одними из лучших в мире. На чем основана эта репутация?

Посудите сами. Существует Международная программа по оценке образовательных достижений учащихся (PISA). Это тест, осуществляющий мониторинг качества образования в десятках стран мира. Важно подчеркнуть, что Международная программа проверяет не только теоретические знания учащихся, но и умение применять знания на практике. Это не разного рода олимпиады и соревнования, в которых с советских времён участвуют единицы наших особо одарённых школьников. Программа реализуется в тысячах школ по всему миру, задания выполняют сотни тысяч учеников. То есть мы получаем довольно объективный срез развития школьного образования в разных странах. Так вот Финляндия никогда не занимала в этом мониторинге места ниже шестого. Она регулярно занимает первые места по естественнонаучной грамотности, входит в тройку победителей по грамотности чтения и никогда не опускалась ниже 6 места по математической грамотности (при этом была первой среди европейских стран). Сравним с результатами российских школьников: 27, 32, 36 места. Разница огромная.

И это при том, что финская школа ориентируется не на усвоение учениками большого объема теоретических знаний, а учит применять полученные знания и умения на практике.

Чем же объясняются такие успехи финской школы?

Современная школа в Финляндии основана на ряде строго реализуемых принципов. Первый из них можно назвать демократичностью. Все школьники Финляндии имеют доступ к одинаково качественному образованию. В стране нет деления школ на столичные и провинциальные, элитные и массовые, для особо продвинутых детей и средних, для детей богатых и бедных. Все финские школы одинаково хорошо финансируются, отлично оборудованы и предоставляют детям одинаковые возможности.

С этим связана и абсолютная бесплатность для обучающихся всего, что предлагается школой. Это и бесплатность учебников и учебных пособий, в том числе планшетов и электронных книг, бесплатность обедов, организуемых школой экскурсий и другой внеурочной деятельности, бесплатность школьного транспорта, который доставляет детей до школьных дверей.

Вторым важным принципом финской школы является добровольность. Школы Финляндии отказались от хорошо известного нам девиза «Не можешь – научим, не хочешь – заставим». В финской школе никого не заставляют учиться. Там стараются заинтересовать ученика познанием, но если интерес не появляется или не хватает способностей, то ребёнка ориентируют на занятия физическим трудом, на получение рабочей специальности. При этом никто не пугает его: «В дворники пойдёшь»; «Полы мыть будешь». Финляндия – страна, в которой всякий труд уважаем и нет работы, которую надо было бы стыдиться.

В финских школах есть особый специалист, которого называют «учителем будущего». Именно он занимается выявлением склонностей и способностей ученика и рекомендует ему ту или иную сферу деятельности после окончания школы.

Но третьим важнейшим принципом финской школы является индивидуализация. Для каждого ребёнка учителя разрабатывают особый учебный план. Ученик сидит в классе рядом с другими учениками, но занимается по собственному учебному плану, который учитывает и его психологические особенности, и способности, и интересы, и темп работы.

Что означает конкретно эта индивидуализация учебного процесса, в чём она проявляется?

В Финляндии никому не приходит в голову говорить о едином учебнике по какому-либо предмету, потому что учитель подбирает учебник для конкретного ученика, и в классе разные ученики работают с разными учебниками и учебными пособиями с разным уровнем изложения материала. Индивидуализация касается и количества и характера заданий, которые учащиеся выполняют на уроках и дома, времени, отводимого на выполнение этих заданий. Ученик может в конце урока попросить учителя ещё раз объяснить изучаемый материал. Для тех, у кого возникают особые трудности, проводятся коррекционные занятия – как индивидуальные, так и групповые. Поэтому, если ученик что-то не усвоил, это будет сразу замечено, обсуждено, в том числе с участием родителей, и предложена индивидуальная программа коррекции.

В старших классах (7-м – 9-м) часть дисциплин изучается по индивидуальному выбору учащихся.

В результате финский школьник не находится в стрессовом состоянии. Он не боится вызова к доске – к доске не вызывают и ученика перед классом не ставят. Он не боится получить «двойку» – первые два года в школе вообще нет оценок и позже количество оцениваемых работ минимально. Он не боится прийти на урок с невыполненным домашним заданием – домашние задания тоже минимальны. Ученик находится в комфортной обстановке, ощущает себя в психологической безопасности, и это создаёт наилучшие условия для развития его способностей и интересов.

Надо сказать ещё о том, что основная средняя школа в Финляндии – это 9 классов. Но для желающих существует ещё и десятый класс, обучаясь в котором ученики могут глубже и прочнее освоить уже изученный материал. В Финляндии, как и во многих других европейских странах, повторение курса (второгодничество) не наказание и позор, а право, которое предоставляется школьнику.

На основании всего перечисленного возникает совсем иная картина учебного процесса по с равнению с тем, к чему мы привыкли. Где же в этом процессе место учителя и каковы его функции?

Пожалуй, это самый трудный вопрос. Дело в том, что место и роль учителя пережили в финской школе очень существенную эволюцию.

Поглядим, как выглядят классы в финской школе. Первое, что удивляет: мы не может найти места учителя в классе, того места, с которого учитель, стоя перед учениками, объясняет новый материал. Этого места часто просто нет. Потому что нет учителя, обращающегося с дидактическим монологом к классу, и нет повёрнутых к учителю лицом учащихся, которые внимают его монологу.

Давайте вспомним своих любимых учителей. Это были те, кто умели увлекательно, интересно, не по учебнику рассказывать материал урока. Так вот, говорят, что во многих финских школах преподавателям настойчиво не рекомендуют объяснять учащимся новый материал. Их главная обязанность – организовать самостоятельный процесс познания у каждого ученика и оказать ему помощь в этом процессе, подсказать, проконсультировать, проследить за результатами. Учитель в финской школе – всё меньше дидактор, а всё больше гид, проводник ученика в мире знаний.

И что же, в финской школе нет никаких проблем, противоречий, сложностей?

Конечно, есть. Эти проблемы сознаются обществом Финляндии и активно обсуждаются педагогической общественностью. Главная из этих проблем является оборотной стороной достоинств финского образования. Получается так, что школа в Финляндии в значительной степени ориентирована на достижение всеми учащимися некоего среднего уровня. Поэтому внимание учителей в первую очередь обращено на школьников, которые испытывают трудности в учёбе. Их надо поднять до среднего уровня, им помочь достигнуть успехов.

А вот тем, кто обладает способностями и интересами выше среднего уровня, внимания достаётся заметно меньше. Обычно говорят, что в Финляндии нет репетиторства. Это не совсем так. Репетиторы  там есть, но репетиторов приглашают не для того, чтобы ученик преодолел отставание. С этой задачей школа справляется. Репетиторы нужны для тех учеников, кого школа недогружает, кому нужна большая учебная нагрузка для реализации его возможностей и способностей.

К сожалению, существует объективное противоречие между стремлением к равенству возможностей для каждого ребёнка и природным, естественным неравенством людей.

Казалось бы, в Финляндии создана эффективная модель общего среднего образования, модель, которая даёт впечатляющие результаты. Так не стоит ли просто взять и перенести эту модель в Россию?

Боюсь, что не получится, по крайней мере сейчас не получится. И вот почему.

Финская школа – это очень дорогая школа, разумеется, дорогая для бюджета. Расходы на одного ученика здесь гораздо выше, чем в России.

Мы уже говорили с вами о том, что получает школьник в Финляндии бесплатно. Но есть ещё огромный арсенал средств обучения, без которого невозможна индивидуализация учебного процесса и создание которого тоже требует средств. Наши старые школьные помещения мало подходят для обучения по-новому. Наконец, профессия учителя в Финляндии престижная и хорошо оплачиваемая. Школьный преподаватель зарабатывает около 5 тысяч евро в месяц. Это приблизительно 360 тысяч рублей, то есть не в разы, а на порядок больше, чем учитель в России. Кроме этого, в старшей школе (7–9 классы) у каждого преподавателя есть помощник. Это не лаборант, выполняющий технические функции, это именно помощник учителя, то есть человек, который под руководством преподавателя работает с учениками, участвует в педагогическом процессе. И его зарплата составляет две с половиной тысячи евро.

Государственный и муниципальные бюджеты не бездонные. Политикам, депутатам приходится решать, на что тратить деньги, определяться с приоритетами. Расходы на образование – это приоритетная статья финского бюджета. Россия же предпочитает тратить деньги налогоплательщиков на вооружение, на силовиков и войны в Сирии и Донбассе. Каждый народ заслуживает то, что имеет.

 

Фото:Bernd von Jutrczenka\DPA/TASS












РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
 Наш архетип: проблемы модернизации 
17 ОКТЯБРЯ 2019 // ПЕТР ФИЛИППОВ, СЕРГЕЙ МАГАРИЛ
Движение общества  возможно по одной из трех траекторий: деградация, стагнация или  восходящее развитие. Крах Российской империи, а затем и СССР свидетельствуют: политический режим, не способный обеспечить национальное развитие, неизбежно рухнет, увлекая за собой государство. К сожалению, сегодняшняя социально-экономическая ситуация вновь свидетельствует о стагнации, начиная с 2013 г. Почему Россия, страна богатейших природных ресурсов и многомиллионного талантливого народа, несмотря на многолетнее нефтедолларовое изобилие погружается в  глубокое неблагополучие?
Тормоз прогресса – наша аморальность
4 ОКТЯБРЯ 2019 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Почему Ниал Фергюссон в своей книге «Цивилизация. Чем Запад отличается от остального мира» среди причин мирового первенства Европы в своем развитии не назвал господствующие нравственные приоритеты ее жителей, мораль, ставшую доминирующей? Не знаю. Приведу определение: «Мораль – это нравственные ориентиры, т.е. доминирующие в обществе представления о хорошем и плохом, о добре и зле, нормы поведения, вытекающие из этих представлений». Полагаю, что культура народа и его мораль влияют на темпы развития любой страны. 
ЦИВИЛИЗАЦИЯ. Часть 2
25 СЕНТЯБРЯ 2019 // ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
ООО «Издательство АСТ» 2017. и Издательство CORPUS выпустили в продажу  прекрасную книгу «Цивилизация. Чем Запад отличается от остального мира». Ее автор - Ниал Фергюсон. ЕЖ предлагает  вниманию читателей дайджест этой книги – цитаты важных мест произведения. Дайджест предназначен для некоммерческого использования в просветительских целях и в качестве рекламы основного произведения. (Продолжение)
Конфликт интересов власти и общества
16 СЕНТЯБРЯ 2019 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Прошедшие выборы в Петербурге с явкой около 30% и «победой» Беглова на «выборах» при  отстранении реальных конкурентов, с вбросами  бюллетеней  и фальсификациями протоколов  со всей остротой поставили вопрос об обострении  конфликта интересов власть имущих и простых граждан. Неучастие в выборах показало: конфликт есть, но как он осознан россиянами? Что определяет поступки людей? Их интересы, потребности. При этом наши чувства, эмоции — это маркеры удовлетворения наших потребностей. Что-то удалось — нам радостно, ожидания не оправдались  — мы печалимся.
ЦИВИЛИЗАЦИЯ. Часть 1
16 СЕНТЯБРЯ 2019 // ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
ООО «Издательство АСТ» 2017. и Издательство CORPUS выпустили в продажу  прекрасную книгу «Цивилизация. Чем Запад отличается от остального мира». Ее автор - Ниал Фергюсон. ЕЖ предлагает  вниманию читателей дайджест этой книги – цитаты важных мест произведения. Дайджест предназначен для некоммерческого использования в просветительских целях и в качестве рекламы основного произведения. 
А судьи кто?
10 СЕНТЯБРЯ 2019 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Олег Дерипаска недавно всех поразил, заявив, что России нужно реформировать судебную систему. Его, оказывается,  не устраивает тот факт, что 60% судей формируется из состава  помощников судей и секретарей, которые не только неадекватно оценивают, что происходит в экономике, но и выносят неверные решения. Косность судебной системы, по его мнению, вредит инвестиционному климату в стране. Если оправдательных договоров только 2%, в том числе по экономическим преступлениям,  то необходимо вернуться к реформе судебной системы.
Выборы в России и в Эстонии
4 СЕНТЯБРЯ 2019 // ЕВГЕНИЙ БЕСТУЖЕВ
Институт выборов существует в любом правовом государстве, признающем источником власти народ. Право избирать и быть избранным является важнейшим фундаментальным правом гражданина такого государства. Оно закреплено в Конституции и защищено законодательством. Любое воспрепятствование реализации этого права является преступлением. Ограничение избирательного права возможно лишь в случаях, предусмотренных законом и в рамках принятой процедуры. Выборы являются главным механизмом, обеспечивающим народное представительство, которое, в свою очередь, выполняет законодательные функции, контролирует исполнительную власть и делает власть легитимной.
Демократия по-литовски
2 СЕНТЯБРЯ 2019 // МИХАИЛ САРИН
Демократия, возникшая в древних Афинах и существующая во многих странах сейчас, всегда имеет два признака – свободу собраний и честные выборы. Третий признак, который является гарантом существования демократии, это реальная политическая конкуренция. Все остальное (разделение властей, независимый суд, свободная пресса) – это фактически результат наличия демократии. Если нет перечисленных признаков, невозможно достичь результатов ни по отдельности, ни вместе. Как обстоит с этим в России, судить российскому читателю. Я же хочу рассказать, как обстоит дело в Литве.
Несостоявшиеся государства. Чем им помочь?
2 СЕНТЯБРЯ 2019 // ДМИТРИЙ ЛАНКО
Среди разнообразных предложений по ускорению модернизации в России, обсуждаемых «узким и страшно далеким от народа» кругом российских интеллектуалов, пожалуй, наиболее радикальным является так называемый «японский сценарий». Приверженцы этого сценария развития утверждают, что, поскольку противодействие модернизации заложено в российской «культурной матрице», то и ускорение модернизации возможно исключительно путем «культурного шока», включая ядерную бомбардировку страны и последующую иностранную военную оккупацию. В приведенных ниже тезисах я попытаюсь объяснить, почему этот сценарий неприемлем не только с морально-этической, но и с практической точки зрения, несмотря на то, что современная Япония демонстрирует нам множество примеров, которые могли бы быть использованы и в России.
Капитализм для всех или только для своих?
28 АВГУСТА 2019 // ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
В России есть множество политиков и журналистов, которые из кожи вон лезут, доказывая, что государство эффективнее рынка, а любой чиновник умнее предпринимателя. Им вторят пожилые люди, вздыхающие о временах Сталина, Брежнева, о всеобъемлющем заботливом государстве. Ни советская нищета и дефицит, ни гибель миллионов репрессированных ничему их не научили. Надежду на прогресс внушают только молодые поколения, воспринимающие мир совсем иначе и принявшие рынок как должное. Полезно дать им аргументы для спора со стариками.