Что делать?
23 февраля 2020 г.
Конфликт интересов власти и общества
16 СЕНТЯБРЯ 2019, ПЕТР ФИЛИППОВ

ТАСС 

Прошедшие выборы в Петербурге с явкой около 30% и «победой» Беглова на «выборах» при отстранении реальных конкурентов, с вбросами  бюллетеней  и фальсификациями протоколов  со всей остротой поставили вопрос об обострении  конфликта интересов власть имущих и простых граждан. Неучастие в выборах показало: конфликт есть, но как он осознан россиянами?

Что определяет поступки людей? Их интересы, потребности. При этом наши чувства, эмоции — это маркеры удовлетворения наших потребностей. Что-то удалось — нам радостно, ожидания не оправдались  — мы печалимся.  У значительной доли россиян, наивно надеявшихся на мирную эволюцию авторитарной системы власти  в ходе выборов, настроение  испортилось. Люди не понимают, почему в России не получается демократия. В других странах получается, а в России нет!

Попробуем разобраться. У нас есть потребности витальные, от которых зависит  жизнь. Такие как  потребность в пище, воде… Но есть и потребности (интересы) вторичные, например, потребность сделать  карьеру или  приобрести  автомобиль. Они тоже  влияют на поведение людей. Но нам особенно важно, какие потребности людей из разных социальных групп влияют на модернизацию общества.

У  потребностей (интересов) есть три источника: наши инстинкты, наша культура (обычаи) и наше социальное положение, статус. Учтем, что структура общества,  положение разных социальных групп, а соответственно и интересы представителей власти и широких масс  меняются по мере  модернизации общества. От рабов и рабовладельцев перешли к феодализму, затем сменили авторитарные монархии на демократию и разделение властей. Изменилось многое, в том числе и интересы.

Инстинкт самосохранения заставляет нас уступить дорогу мчащемуся на нас автомобилю, не высовываться в окно. Инстинкт толкает некоторых из нас на обогащение за счет присвоения или взятки, если, конечно,  мы верим, что об этом никто не узнает. Но этот инстинкт заставляет нас и молчать, опасаясь репрессий.

Инстинктивному желанию присвоить то, что «плохо лежит», украсть, ограбить слабого противостоит культура, мораль. Она может быть в форме религиозных заветов («не убий», «не укради»), а может являться результатом нашего воспитания в семье и школе, в  кругу друзей. У разных народов  уровень воровства, коррупции разный.  По некоторым оценкам, среди россиян праведников не более 10%, а убежденных воров  порядка 15%. Остальные поступают, исходя из обстановки. Во времена СССР на госпредприятиях воровство было  нормой, работники не упускали возможность «приватизировать» что-то полезное. Вспомните  заповедь: «Тащи с работы всякий гвоздь, ты здесь хозяин, а не гость!». Но сегодня, если на фирме хозяева ввели  эффективную систему контроля, то люди предпочитают вести себя честно.

Третий источник  интересов людей, их положение в обществе и  стимулы поведения, — самый сложный. Понятно,  что интересы (потребности) помещика и крепостного крестьянина разные и противоречат друг другу. Разные интересы у чиновника и предпринимателя. От тех и других отличаются интересы простого налогоплательщика — рабочего, фермера, пенсионера. Все эти интересы  зависят от  того, как в конкретном государстве выстроены общественные отношения. В России интерес гаишника —  собрать побольше взяток с водителей и поделиться с начальством, а интерес нарушителя ПДД —  откупиться от инспектора  и оставить права в своем кармане. А в Финляндии полицейский заинтересован прежде всего в том, чтобы сохранить свою престижную и высокооплачиваемую работу. Он не купится на взятку. Нарушитель ПДД не будет давать взятку, зная, что полицейский ее не возьмет, а у водителя будут большие неприятности. К тому же взяточничество противоречит культуре финнов, взяточнику грозит  осуждение друзей и соседей.

Другой   пример — интересы  чиновников и предпринимателей в конкретной стране. Конкуренция — двигатель прогресса. Именно конкуренция заставляет осваивать новые технологии, закупать высокопроизводительное оборудование, выпускать новую продукцию. Но выгодный госзаказ и лоббирование своих интересов в органах власти часто позволяют получить больше прибыли, чем за счет удовлетворения запросов потребителей. Надо  только иметь связи и дать чиновнику откат, т.е. поделиться сверхприбылью от госзаказа. В ряде стран (и в России в том числе) сформировался «капитализм для своих», при котором интересы чиновничества и олигархов противоречат интересам широких слоев населения. Как в Средние века, узкая группа чиновников и приближенных к ним олигархов купается в роскоши за счет налогоплательщиков, а простые люди перебиваются  от зарплаты до зарплаты.

Но если (как это сделано в Швеции) вся информация о доходах, сбережениях, недвижимости «прозрачна», доступна в интернете любому гражданину, если парламентская  оппозиция контролирует каждый шаг правительства и подчиненной ему  бюрократической пирамиды органов власти, если  борьба с коррупцией ведется не на словах, а на деле, то получить сверхприбыль на госзаказах почти невозможно — вас сразу выведут на чистую воду. Общество, в котором действуют отличные от российских правила жизни, порождает иные интересы.

Потребности  простых россиян обычно мало связаны с политикой. Люди часто плохо понимают, как система налогообложения влияет на экономическое развитие страны, на рост их благосостояния. Они заняты семьей и домом.   А всякие там программы партий, различия в предлагаемых ими мерах по развитию экономики страны находятся на периферии их интересов. Российское общество предельно атомизировано,  многие  надеются только на себя.  По уровню политической культуры и гражданской активности мы  находимся на уровне средневековья. Можно ли наши интересы модернизировать?

Наши люди знают, сколько они получат в кассе предприятия. А сколько удержало государство и на что потратило налоги – это им неведомо. Их не интересует, как правительство или городские власти расходуют средства налогоплательщиков. Ситуация может измениться, если  перейти к  уплате налогов самими налогоплательщиками, а не их работодателями, как это сделано в ряде стран. Интерес к контролю за работой органов  власти у граждан сразу вырастает, ведь будут расходоваться  их деньги, внесенные ими лично в кассу. Или другой пример: во многих странах Латинской Америки предусмотрен штраф за неучастие граждан в выборах. Это тоже подогревает интерес людей к программам партий, к практической реализации этих программ. Скажем, кандидаты от правящей  партии обещали снизить уровень казнокрадства, а что сделали реально?

* * *

Какие интересы в Средние века  были  у королей, царей, шахов? Сохранить свою власть и веру народа в то, что они  «от бога», собирать с населения дань, стараться увеличить размеры своих владений. Надо было иметь наемную армию, поддерживать свой имидж, т.е. иметь богатые одеяния, дворцы, казнить приближенных,  подозреваемых в измене, и одаривать лояльных. И еще иметь ручную церковь, своего рода «замполитов» тех времен. У этих  правителей, «оседлых бандитов», не было резона заботиться о  благосостоянии простолюдинов.

А какие интересы у нынешней авторитарной власти? Сохранить свое положение любой ценой. Для этого создана система, когда «свои» олигархи богатеют за счет госзаказов, имеют  возможность вывозить из страны в офшоры триллионы долларов для строительства поместий на средиземноморских берегах. Покупают роскошные квартиры размером в целый этаж в центре Москвы. Власть сохраняется посредством  лживой пропаганды на государственных каналах телевидения и радио, рассказывающих сказки об особом пути России, о врагах кругом. Сохраняется подтасовками и вбросами на выборах, с помощью карманного  суда, декоративных «общественных советов» по правам человека. Но сегодня главным средством реализации интересов власти становится насилие. Отряды карателей на улицах. Аресты. Жестокость и бредовая активность выкормышей  Национальной гвардии… Интерес авторитарной власти  состоит  в том, чтобы   запугать людей, как когда-то они были запуганы сталинским террором. Ей нужен  сломленный и оболганный пропагандой покорный народ.

Во всех этих процессах огромную роль играют «государственники» — социальный слой бюрократии, чиновничества. Бюрократия  наполняет собой ту самую  «организацию организаций», которая обеспечивает порядок в  государстве как  политическом сообщество граждан. Без налоговиков, полицейских, Минтранспорта и Минздрава уже вряд ли можно обойтись. В демократических странах бюрократия за счет денег налогоплательщиков реализует  важные проекты развития, на которые у предпринимателей просто нет денег. Например, финансирует  и руководит  строительством  магистральных дорог. В таких странах бюрократия работает под контролем представительных органов власти и гражданского общества. Иное дело в авторитарных государствах. Там бюрократия (в погонах и без) составляет  правящий класс,  иерархи которого обогащаются за счет простолюдинов.

Не случайно в России  среди простых людей распространено противопоставление «мы» — граждане, а  «они» — чиновники, власть. Люди не доверяют власти, но большинство  заявляют, что у них нет возможности  повлиять на ситуацию. Число граждан, принимающих участие в работе некоммерческих организаций и партий, ничтожно. 80% россиян не ощущают ответственности за происходящее в России, а потому за свое будущее и будущее своих детей. Печально.

От того, какие  интересы у бюрократии, зависит природа государства, темпы его экономического развития. В Европе после буржуазных революций XIX века ситуация с подчинением чиновничества, государственного аппарата управления  кардинально  изменялась. Революции  были направлены прежде всего против сословных привилегий и корыстных интересов монархов и знати. Королей казнили, правящие сословия разогнали. Парламенты стали реально представлять интересы избирателей. Они взяли под контроль работу исполнительной власти. Но  изменились и интересы чиновников. Хотя инстинктивная  потребность урвать, получать  доход от взяток и откатов у государственных и муниципальных служащих осталась, но в ХХI веке в условиях правовых государств им поневоле приходится работать по закону и под контролем гражданского общества. А к простым европейцам  пришло понимание, что конкурентный рынок и есть двигатель модернизации страны. И  интересы граждан состоят именно в развитии конкурентного рынка, политической конкуренции и верховенстве права. К сожалению, к пожилым поколениям жителей постсоветских стран такое понимание не пришло.

 

* * *

Каковы  интересы нынешних авторитарных правителей  постсоветских стран? Те же самые, что и у средневековых монархов. Это хорошо видно на примере России  по падению жизненного уровня населения, по проведенной  грабительской пенсионной реформе, по росту безработицы и  повышению НДС, по огромным расходам на ВПК и на помощь другим авторитарным государствам, по политике самоизоляции. Да, есть некоторые внешние отличия нынешнего режима от царской власти и диктатуры большевиков. Сформированы  бутафорские институты демократии, но суть интересов главы средневековой бюрократической пирамиды и  опричников осталась прежней.

К чему ведут такие интересы власть имущих? К отсталости страны. Сегодня в России 21 млн человек относятся к категории бедных, это 14,3 % населения. ВВП страны, по официальным отчетам, растет ежегодно на 1%, но по оценкам экономистов — только на 0,1%. Россия — затухающая цивилизация.

Почти уничтожены такие  виды продукции нашего машиностроения, как турбины на водяном паре и турбины паровые прочие (сокращение в 4 раза — 844 вместо 4210), турбины гидравлические и колеса водяные (сокращение в 1,3 раза), краны мостовые электрические (падение производства на 52%), культиваторы для сплошной обработки почвы (сокращено  на  69%) , бульдозеры самоходные и бульдозеры с поворотным отвалом (падение  в 2 раза), экскаваторы (падение на 51%), тракторы гусеничные ( сокращение на 69%).  

 В 2017 году весь патентный архив России, т.е. количество действующих патентных заявок на изобретения, не превышал 250 тыс. и был во многие десятки раз меньше, чем патентные архивы Америки, Японии, ЕС, Китая. Все расходы России на НИОКР в 2017 году (около $15 миллиардов) были не больше расходов на НИОКР одной лишь китайской фирмы Huawei (крупнейший производитель мобильников и оборудования связи всех типов) и меньше расходов на НИОКР фирмы Apple. Мировая доля «российских нанотехнологий» (согласно официальной статистике Роснано) составляет всего полпроцента. Да и качество российских nanotech намного ниже мирового.

О чем говорит эта статистика? О наших грустных перспективах. Интересы правящей верхушки толкают нас в сообщество самых отсталых стран. Если мы не хотим туда попасть, России потребуются демократические реформы, которые изменят состав органов власти и судейского корпуса, а сам народ действительно станет источником власти. Только тогда интересы простых людей превратятся для власти в императив, заблокируют вывоз из страны уворованного капитала и  союз бюрократии с олигархами, т.е.   «капитализм для своих». Иного пути у нас нет.

Фото: Dmitri Lovetsky/AP/TASS


 












РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Удар электрошокером обществу
21 ФЕВРАЛЯ 2020 // ЕВГЕНИЙ БЕСТУЖЕВ
К беспредельному мраку привыкают постепенно. К чиновной наглости и полицейщине, пропагандному вранью и дебилизму, бесправию и грабежу. Хозяева наползали постепенно, с каждым годом ускоряя шаг. А теперь размахнули по полной. Стесняться уже не приходится. Наоборот, демонстрируют всевластие мрака. Дело «Сети» – особый сигнал. Можно сказать, знамение. Мы обязаны осмыслить его и понять. Слишком многое раньше пропускали мимо – за что и получили сегодняшнее.
Не та дорога, товарищи!
17 ФЕВРАЛЯ 2020 // ПЕТР ФИЛИППОВ
На XIX ежегодной конференции из цикла «Леонтьевские чтения», прошедшей недавно в Санкт Петербурге, зал бурно аплодировал докладчику, рассказавшему о достоинствах кооперативного движения, о том, как кооперативы могут вовлечь в управление предприятиями трудовые коллективы, какой это перспективный путь развития общества. Из вопросов и выступлений участников конференции стало ясно, что немалая часть нашей интеллигенции по-прежнему находится в плену утопических идей «социализма с человеческим лицом», «рабочего самоуправления», «аренды трудовыми коллективами госпредприятий» и пр., доказавших свою несостоятельность. Это подталкивает нас обсудить некоторые обстоятельства.
Капиталистическая революция. Часть 2
12 ФЕВРАЛЯ 2020 // ГЕННАДИЙ ПОГОЖАЕВ
Бергер П. 50 тезисов о процветании, равенстве и свободе. М.: Прогресс — Универс, 1994. Дайджест. Составлен путём последовательного цитирования наиболее важных мест произведения. Предназначен для некоммерческого использования в просветительских целях. Глава 6. Капитализм и развитие Капитализм – самая динамичная сила в истории цивилизации, преобразовавшая одно общество за другим; сегодня он является узаконенной международной системой, определяющей экономическую, а также, по крайней мере, косвенно, социальную, политическую и культурную судьбу большей части человечества.
Как обустроить Россию: пример Грузии
11 ФЕВРАЛЯ 2020 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Почему в одних странах люди живут в достатке, а в других еле сводят концы с концами? Экономисты считают, что все дело в культуре народа, в его обычаях и принятых порядках, в законах. Если есть стимулы учиться, работать, проявлять предприимчивость в бизнесе, то экономический рост стране гарантирован. А если люди обложены данью, откатами и налогами, то они будут жить в нищете. Американские ученые Норт, Уоллес и Вайнгаст в своей книге «Насилие и социальные порядки» показали, что уровень жизни любого народа зависит, прежде всего, от того, равны ли граждане перед законом.
Критерии эффективности государства
2 ФЕВРАЛЯ 2020 // СЕРГЕЙ МАГАРИЛ
Последние годы официальная пропаганда прикладывала немало усилий, убеждая россиян в эффективности, стратегической дальновидности правящего режима и потому — в необходимости его бессрочного сохранения. С этой целью в массовое сознание настойчиво внедряются мифологемы: «Россия встает с колен», «либеральная империя», «энергетическая сверхдержава», «суверенная демократия», «консервативная модернизация». Эту же цель преследуют и предлагаемые поправки в Конституцию. 
Где лежит дорога к правовому государству? Часть 2
29 ЯНВАРЯ 2020 // ПЕТР ФИЛИППОВ, СЕРГЕЙ МАГАРИЛ
В начале 1990-х подавляющее большинство россиян не понимали, какие меры надо предпринять для перехода к рынку. Даже советские академики-экономисты бредили утопией «социализма с человеческим лицом». Более-менее понимали это молодые экономисты из группы Гайдара. Они сумели объяснить суть необходимых реформ популярному тогда национальному лидеру Борису Ельцину. Растолковывать широким массам не стали, сомневаясь, что их поймут. Слушания в Верховном Совете РФ в 1992 г. показали, что они были правы.
Капиталистическая революция. Часть 1
28 ЯНВАРЯ 2020 // ГЕННАДИЙ ПОГОЖАЕВ
Бергер П. 50 тезисов о процветании, равенстве и свободе. М.: Прогресс — Универс, 1994. Дайджест. Составлен путём последовательного цитирования наиболее важных мест произведения. Предназначен для некоммерческого использования в просветительских целях.Цель этой книги состоит в том, чтобы обрисовать контуры теории, касающейся взаимосвязи капитализма и общества в современном мире. Автор надеется, что его предложения будут подвергнуты изучению и сомнению, частично или в целом, и что любые выводы, подобно критикуемым предположениям, будут опираться на факты.
Где лежит дорога к правовому государству? Часть 1
26 ЯНВАРЯ 2020 // ПЕТР ФИЛИППОВ, СЕРГЕЙ МАГАРИЛ
Если опросить россиян, то многие скажут, что желали бы жить в условиях безопасности, справедливости. Но в кругу близких выскажут сожаление, что не были членами кооператива «Озеро». Имели бы миллионы долларов и жили в роскоши. Эта противоречивость желаний связана с нашей культурой. Именно ее черты позволяют объяснить, почему нам до сих пор не удается построить правовое государство, обеспечить верховенство права и справедливый суд.
Конкуренция — залог развития
23 ЯНВАРЯ 2020 // СЕРГЕЙ МАГАРИЛ
Чем спорт отличается от физкультуры? Конкуренцией. Именно она толкает спортсменов на новые рекорды. Тогда почему же молодые люди левых убеждений ратуют за государственную собственность, несовместимую с конкуренцией? Их не убедили сто лет нашей истории? Поможет ли нам возрождение уравниловки, присущей крестьянской общине? Или новая попытка реализовать утопию Маркса – Энгельса – Ленина – Сталина, декларирующая преимущество бюрократического регулирования перед рыночной конкуренцией? Давайте это обсудим.    
Почему зарплаты наши низкие
17 ЯНВАРЯ 2020 // СЕРГЕЙ МАГАРИЛ
Политику нашего правящего класса по отношению к простым гражданам лучше всего характеризует такой показатель, как доля заработной платы в производимом товаре: в Японии — это 72%; в США — 70%;  в Европе — 68%;  в России — лишь 35%[1]. Даже вице-премьер Дмитрий Рогозин, выступая перед работниками Воронежского механического завода (производит двигатели для ракеты «Протон-М»), вынужден был признать: «Если эти люди получают 12-15 тысяч рублей в месяц, ждите беды. Диверсанты — те, кто не платит этим рабочим»[2].