«Дела» Навального
01 марта 2021 г.
Арест Навального перевел путинский режим в следующую фазу
18 ЯНВАРЯ 2021, АЛЕКСАНДР РЫКЛИН



Когда случаются подобного рода события, оставаться эмоционально нейтральным (чего, разумеется, требует экспертно-аналитический кодекс) крайне затруднительно. Потому что наш морально-этический опыт, накопленный поколениями предков, уверенно нам сигнализировал: такого не должно случиться. Не может быть, чтобы они сейчас на глазах у всего мира хладнокровно закрыли в тюрьму человека, которого не убили исключительно по причине собственной безалаберности. Хотя в этом рассуждении есть серьезная логическая ошибка. Потому что смешно надеяться, что решившихся на убийство остановят душевные переживания. Мы всерьез думали, что их остановят чувства неловкости, стыда? Понятно, что вернувшегося 17 января в Москву Алексея Навального могли не задержать прямо на прилете, исходя исключительно из прагматических соображений. И они наверняка были, но их отринули, поддавшись, вы будете смеяться, именно эмоциям. Эмоции же тоже бывают разного рода. В данном случае мы говорим о ненависти, страхе, чувстве мести.

Судя по всему, решение по Алексею Навальному принято на этом этапе бесповоротное — он ближайшее время будет изолирован от российского общества. Нельзя исключать каких-нибудь интриг по типу «обменяем хулигана на Луиса Корвалана», но с Навальным проделать этот фокус можно будет только силой. Совершенно очевидно, что добровольно покинуть Россию он откажется. Что это означает для власти?

Владимир Путин, пойдя на столь жесткий шаг, послал Западу прямой сигнал, который можно трактовать однозначно: вы для нас больше не фактор вообще, делайте, что хотите, а мы будем делать то, что считаем нужным. Решим, что нам это выгодно, завтра отравим Навального в камере мышьяком, по старинке. Или его задушит сосед по камере. Да, к сожалению, наша пенитенциарная система пока далека от идеала, всякое случается.

Каков будет ответ Запада (прибалтийские дипломаты уже потребовали ужесточения санкций), нам пока неведомо. Наверное, достаточно жестким. Хорошо бы для начала отозвали для консультаций послов, но это вряд ли. Впрочем, к утру понедельника протест против задержания политика Алексея Навального выразили дипломатические ведомства уже многих государств. В том числе США, Канады, ряда европейских стран. Кстати, решение Путина пойти на обострение не выглядит совсем уж нелогичным. Можно подумать, позволь он лидеру российской оппозиции провести минувшую ночь дома, санкции были бы отменены. Поступи такое предложение, президент России наверняка отнесся бы к нему серьезно, но никто с ним не выступил: «Боинг» сбит, Крым аннексирован, Украина частично оккупирована. Все эти проблемы в одночасье не рассосутся. Поэтому Кремль будет продолжать окапываться по периметру и время от времени делать вылазки — брать заложников, выторговывать условия.

К чему это ведет — говорено-переговорено. Экономика окукливается, загнивает и уже начинает попахивать. Перспектив развития никаких, точек роста не может быть в принципе, про такое понятие, как «инвестиционный климат», надо забыть, а Чубайса отозвать и посадить наконец в тюрьму — он больше не пригодится, а народу будет приятно. Еще Егор Гайдар говорил, что экономика в условиях авторитарной власти обречена на социализацию. Мы этот процесс наблюдаем давно: доля госсобственности (прямой или замаскированной) постоянно увеличивается. В условиях изоляции превращение российской экономики из псевдокапиталистической в практически социалистическую многократно ускорится. Такая ситуация требует постоянного ужесточения внутренней политики. Ее грани на этом этапе вырисовываются вполне отчетливо: протестующих (в любых, кстати, формах) будут сажать в тюрьму, в некоторых случаях — убивать. Белорусский пример показывает, что такая стратегия на определенном этапе вполне эффективна — силовиков повязывают кровью, не оставляют им ни малейшего шанса перейти на сторону восставшего народа. Впрочем, в России еще никто никуда не восстал.

Что в этих условиях делать оппозиции и ее лидерам? В первую очередь перестать называть себя «политиками»: никакой легальной политики в традиционном понимании этого слова в России больше не существует. Есть преступная группировка, взявшая на вооружение политический террор, и несколько миллионов граждан, осознающих, что их страна гибнет. Поэтому все протестные организации и структуры следует переформировать по типу «освободительных движений» или «движений сопротивления». При этом я настаиваю на том, что действовать надо только в рамках ненасильственного (не путать с беззубым) протеста. И дело даже не в моральных принципах — он более эффективен. Целесообразность любых проектов или мероприятий надо оценивать, исходя из ответов на простые вопросы: какой ущерб они нанесут действующей власти и смогут ли быть поддержаны большими группами населения. Единственным решающим фактором становится массовость уличного протеста.

Очередная волна такого протеста всегда трудно прогнозируется, но у ответственной оппозиции должен быть согласованный план на случай ее возникновения. Отсутствие такого плана неизбежно ведет к поражению гражданской революции и тяжелым последствиям для вменяемого населения. А первый на этом этапе лозунг, с которым следует попробовать вывести людей на улицы, по-моему, вполне очевиден и безальтернативен: «Навальному — волю!».        

Фото: скриншот прямого эфира тв-канала "Настоящее время" от 17.01.2020         












  • Алексей Макаркин: Это часть большого тренда, в рамках которого обвинения в дискриминации могут перекинуться на неожиданные фигуры.

  • ДОЖДЬ: Amnesty International отказалась считать Алексея Навального «узником совести». В таком статусе он находился с 17 января, когда был задержан по прилете в Россию.

  • Михаил Соколов: Нельсона Манделу... в 1962 году Amnesty International признавала "узником совести", а в 1964 этого звания лишила... Ничего в его судьбе и судьбе ЮАР это не изменило.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Навальный больше не «узник совести». Теперь просто узник
25 ФЕВРАЛЯ 2021 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Решение одной их самых авторитетных правозащитных организаций Amnesty International лишить Алексея Навального статуса «узника совести» стало для всех абсолютно неожиданным, прежде всего в силу своей очевидной и вопиющей абсурдности. Уж больно оно выбивается из контекста всего случившегося с Навальным за последние месяцы и никак не вяжется с мировой реакцией на репрессии в адрес лидера российской оппозиции. Ерунда какая-то, впору пожать плечами среднестатистическому гражданину, вовлеченному в актуальную российскую повестку, пока он не начал разбираться в сути вопроса, в причинах произошедшего.
Прямая речь
25 ФЕВРАЛЯ 2021
Алексей Макаркин: Это часть большого тренда, в рамках которого обвинения в дискриминации могут перекинуться на неожиданные фигуры.
В СМИ
25 ФЕВРАЛЯ 2021
ДОЖДЬ: Amnesty International отказалась считать Алексея Навального «узником совести». В таком статусе он находился с 17 января, когда был задержан по прилете в Россию.
В блогах
25 ФЕВРАЛЯ 2021
Михаил Соколов: Нельсона Манделу... в 1962 году Amnesty International признавала "узником совести", а в 1964 этого звания лишила... Ничего в его судьбе и судьбе ЮАР это не изменило.
Последнее слово Навального на суде по «ветеранскому делу»
20 ФЕВРАЛЯ 2021 // ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
Для последнего слова у меня есть бумажка вот эта, она довольно задрипанная, потому что я ее в кармане ношу каждый процесс. И когда я из СИЗО выхожу, меня обыскивают и каждый раз говорят: "Это что такое! Нельзя! Можно только материалы дела". А я говорю: "Это мой материал дела самый главный". Помните, в самом начале вы нам дали полчаса на ознакомление с материалами дела. Ну, я посмотрел — а что там смотреть-то: сфальсифицированные материалы и подписи? Единственная вещь, единственная страничка, которая меня интересовала, я с нее сделал выписку, и потом в течение процесса я так вот ее из кармана доставал и украдкой смотрел. Каждый раз в самые такие пафосные моменты, когда прокурорша изображала здесь слезы и говорила: "Ветераны — это наше все! Мы их так любим! Наше государство ради ветеранов и существует, и только такие, как вы, их оскорбляете"…
Приватизация государства и права
19 ФЕВРАЛЯ 2021 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Европейский суд по правам человека потребовал от России немедленно освободить Навального. Основание — 39-е правило регламента ЕСПЧ, то есть угроза жизни и здоровью человека. Резоны ЕСПЧ очевидны: Навального только что пытались убить способом, который прямо указывает на причастность высшего руководства России. Россия в лице Минюста, Дмитрия Пескова и Марии Захаровой ответила ЕСПЧ, что никакого Навального освобождать не будет. Потому что… Потому что не будет. И вообще вы там в своем ЕСПЧ занимайтесь своей Европой, а в Россию не суйтесь, ибо у нас суверенитет и скрепы. Международное право, договоры? Нет, не слышали. А еще Россия в ответ на требование ЕСПЧ освободить Навального поставила его на профилактический учет как «склонного к побегу».
Прямая речь
19 ФЕВРАЛЯ 2021
Андрей Колесников: Европейские санкции сейчас провоцирует не столько конкретно этот кейс, сколько вообще вся ситуация с правами человека в России.
В СМИ
19 ФЕВРАЛЯ 2021
МК: Оппозиционера Алексея Навального поставили на профилактический учет, как лицо, склонное к побегу.
В блогах
19 ФЕВРАЛЯ 2021
Марина Литвинович: Если он попадет в колонию, то за ним будет вестись усиленный контроль. Навальному надо будет примерно каждые 3 часа отмечаться в администрации колонии, фиксируя, что он никуда не убежал.
Рецепт от прокурора для огурцов и соли
17 ФЕВРАЛЯ 2021 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Шел третий день судебного процесса по делу о клевете Алексея Навального на ветерана Артеменко. Говорить о правовой стороне этого действа, а уж тем более говорить о праве с прокурором Екатериной Фроловой столь же бессмысленно, как цитировать 31-ю статью Конституции РФ «космонавту» с запотевшим забралом в тот момент, когда он лупит вас дубинкой. Уличные протесты 23 и 31 января и акция «фонарики» дали вполне очевидный ответ о соотношении сил режима и той части его оппонентов, которые готовы хоть что-то делать для его, этого режима, ликвидации.